Редакция:
г. Новосибирск

Широ Курамата — творец, мечтатель и фантаст

Дата публикации: 19.02.2024 Количество просмотров: 89

Широ Курамата (1934–1991) — один из немногих дизайнеров XX века, чья мебель востребована коллекционерами по всему миру. С конца 1990-х самые раритетные предметы Кураматы стоят пяти-шестизначные суммы.

«Мастер из страны «ускользающей красоты» Широ Курамата, чье творчество во всех смыслах очень «японское» — один из самых влиятельных дизайнеров ХХ века. Его вещи рафинированно ироничны, многозначны, минималистичны и в то же время сложны.

Протеже Иссэй Мияке, друг Этторе Соттсасса и Джона Поусона (которому именно эта дружба помогла стать архитектором), участник миланской группы «Мемфис», Курамата принадлежит к поколению таких талантов как Тадао Андо, Акира Куросава, Арата Исодзаки, Рей Кавакубо, Такада Кендзо, Ёдзи Ямамото. Все они родились незадолго до начала второй мировой войны и выросли под властью авторитарной диктатуры, которая требовала послушания и соответствия. Их поколение стало первым, которое получило возможность свободно высказываться», — рассказывает галерист Алина Пинская.

В западной цивилизации, начиная со времен Ренессанса, искусство всегда отделяли от декоративного творчества. Живопись и скульптура ценились гораздо выше, чем, например, предметы быта – мебель и керамика. В Японии же подобного разделения не существовало. «Искусство» - для японского языка слово иностранное, вошедшее в употребление в конце девятнадцатого века. До этого слова «ремесло» и «мастерство» применялись к живописи и скульптуре в той же мере, что и к декоративному искусству.


Вертикальный комод Pyramid. 1968. Выпускает Cappellini

Sing Sing Sing, 1985

Это представление о том, что все искусства представляют собой части одного целого, является существенным для понимания японской культуры. В творчестве Широ Курамата (Shiro Kuramata), величайшего и успешнейшего дизайнера мебели и интерьеров современной Японии, это понятие о единстве искусств было решающим.

Широ Курамата родился в 1934 году в Токио. Будущий основоположник японского послевоенного дизайна, он рос в годы Второй мировой войны, пережил годы американской оккупации. В 1953 году Курамата поступил в токийский Политехнический институт на отделение деревообработки, но не окончил его, зато стал работать в японской компании по производству мебели Teikokukizai. Позже Курамата окончил Школу дизайна Кувасавы по специальности дизайн интерьера.

Бар в Киото. 1988

Становление Кураматы как профессионала совпало с индустриальной революцией в Японии, когда традиционный японский уклад стал уступать место западному модернизму. Курамата начинал с оформления витрин, а в 1965 году уже открыл свое токийское дизайн-бюро. Интерьер, декор и мебель привлекали его больше, чем архитектура. Вплоть до 1991 года Курамата сочинял невероятно прогрессивные предметы мебели, в том числе, для Vitra, Cappellini и, разумеется, многих японских брендов. Кроме того, с конца 1970-х по 1990-е он проектировал интерьеры почти всех бутиков Issey Miyake — c легендарным дизайнером Иссэй Миякэ Курамату связывала давняя дружба. Он создал интерьеры более 300 баров и ресторанов, большая часть которых, к сожалению, уже не существует.

По-настоящему он стал известен в 1970-е, благодаря «волнообразным» высоким комодам. Drawer in an Irregular Form (1977). Системы хранения и ящики — типичный атрибут японской культуры интерьера, в котором нет ничего лишнего, а небольшое пространство используется максимально рационально. Чрезвычайно сложная конструкция комода стала первой попыткой дизайнера отойти от привычных форм.

Эсприт, Гонконг, Козуэй-Бэй, 1983 год. Дизайн Сиро Кураматы. Фотография Мицумаса Фудзицука

Высокий комод в форме волны был оснащен крошечными выдвижными ящиками и ножками-колесами. На первый взгляд, кроме формы, в нем не было ничего необычного, но при ближайшем рассмотрении обнаруживалось, что все его ящики, объединенные центральной осью, могут двигаться в разные стороны, создавая причудливые фигуры и постоянно меняя форму по прихоти хозяина. В этом предмете Широ объединил геометричность и чувство юмора, навеянные эпохой поп-модернизма, с японской изысканностью.

В середине 70-х годов работы Широ увидел Джон Поусон, преподаватель английского языка в университете Нагои. Гениальная простота изделий Кураматы настолько потрясла Джона, что, оставив преподавание, он вернулся в Англию и занялся изучением архитектуры. Уже в 1981 году Поусон открыл свое архитектурное бюро, став впоследствии одним из знаменитейших дизайнеров-минималистов.

В 1979 году Широ Курамата создал стул 01 Chair. Этот графичный, минималистичный стул без цельной спинки обозначил приход 80-х годов и стал их своеобразным символом.


Стеклянный стол, 1976

Стеклянный стул, 1976

Форма, образованная металлическими трубками и круглым сиденьем под определенным углом выглядит как модный силуэт 80-х: увеличенные квадратные плечи и высокая взбитая прическа. К юбилею стул переиздала компания Cappellini: она охотно напоминает миру о дизайнерской классике.

Оригинальный стул выпускался только в хромированном металле, сейчас существует два варианта его основания: полированный хром и антрацитового цвета матовый лак. Цвет кожаного сиденья предлагается выбирать среди двух десятков оттенков.

Все искусства в понимании японского человека — это части одного целого, и поэтому «искусство» неотделимо от «ремесла». Так и в предметах Кураматы — будь то стеклянная мебель или волнообразный комод — не существует разделения между формой и функцией, конструкцией и материалом, даже между пространством и помещенным в него предметом. В своей статье «Вибрации в воздухе» (1991) Этторе Соттсасс писал о Курамате так: «Предмет мебели для него никогда не заканчивался границами собственной физичности. Его объекты никогда не существовали в тишине, в абстрактной пыли; воздух вокруг них все время вибрирует, сотрясаемый брошенным вызовом. Широ создавал не просто объект мебели или инсталляцию, но и множество таинственных вибраций вокруг них».

Очарованный новыми технологиями и материалами, в 1970-80-х годах Курамата обратился к стальной сетке, стеклу и акрилу. Материалы вообще были центральным элементом творчества дизайнера, голосом, смысловым содержанием его мебели. Его предметы кажутся неподвластными законам гравитации, воздушными и невесомыми. Настоящая поэзия пустоты, столь важная для японского мироощущения: сложно представить другую, помимо японской, культуру, в которой пустоте бы отводили такую значимую роль. Один из главных предметов того времени — сконструированный из чистого стекла Glass Chair (1976). «Нематериальность» и строгая геометрия стеклянного стула отсылают к творчеству Пита Мондриана и группы модернистов «Де стиль».

Дизайн стула поражает своей безупречностью. Он перешагнул границы видимого мира и существует где-то между бытием и небытием. Несмотря на то, что стул вполне функционален, он кажется слишком хрупким, слишком сверхъестественным и трансцендентным, чтобы нести земное человеческое тело.

Курамата всегда стремился выйти за пределы материального мира, пытаясь сделать вещи невидимыми. Он неоднократно возвращался к созданию объектов, находящихся на грани материальности, где «материал становится светом, а вес становится воздухом» (Этторе Соттсасс).

Европейской публике Курамату открыл лондонский дилер и дизайнер Зеев Арам: в 1981-м году в своем шоу-руме он выставил 19 работ интересного японца.

В этот период Курамата продолжал свои эксперименты с прозрачностью и легкостью, переводя обыденные предметы в разряд поэтических объектов.

Интерьер бутика Issey Miyake, 1984

«Как высока луна» (How high the Moon) — кресло с таким поэтичным названием сделано из металлической сетки. Сетку Курамата использовал не только в мебели, но и при оформлении интерьеров, делая из нее колонны, перегородки, навесы. Никелированный металл, из которого выполнено кресло, мерцает, напоминая о бледном свете луны. При этом крупные, вполне традиционные пропорции, эластичность сетки гарантируют комфортность мебели. Как и многие другие произведения Курамата, кресло How high the Moon имеет перекличку с западной культурой, нося название одной из знаменитых джазовых тем Дюка Эллингтона. Переиздает кресло сегодня компания Vitra.

Победа над гравитацией, «дематериализация» объекта — один из главных смыслов творческих поисков Кураматы. Таков и выбор материалов: стекло, металлическая сетка, прозрачный акрил. В каждой вещи — тема пустоты, столь важная в японской культуре.

Еще одна знаменитая вещь из металлической сетки — кресло Sing Sing Sing (1985). Здесь название может иметь двоякий смысл: песня того же Эллингтона или тюрьма Синг-Синг, где впервые применили электрический стул: сама многозначность и ирония постмодернизма.

Позже акрил занял место самого любимого и часто используемого материала Кураматы. Культовым стало кресло Miss Blanche (1988), названное в честь Бланш Дюбуа, героини пьесы Теннесси Уильямса «Трамвай Желание». Считается, что автор «подсмотрел» флоральный мотив на корсаже Вивьен Ли в экранизации пьесы. Нежные и хрупкие цветы, красота, замершая в безвременье.

Один из крупнейших исследователей дизайна, директор Музея дизайна в Лондоне, Дейан Суджич пишет, что несмотря на обыкновение считать Курамату минималистом, тот мог хорошо работать с сочным цветом, как декоративными, так и фигуративными элементами. Он искал способы создать впечатление напряжения между объектом и пространством, уйти от материальности вещи — и здесь в ход шли любые средства.

Для кресла Miss Blanche Курамата поначалу хотел использовать живые розы. Затем был эксперимент с качественными искусственными цветами. В итоге в горячий акрил были погружены самые дешевые пластиковые.

Очень щепетильный, Широ всегда требовал идеального результата от своих мастеров. Он говорил, что в эпоху полетов на Луну нет ничего невозможного. К примеру, для создания стула из акрила был нужен четкий расчет компонентов для затвердения массы. При этом отдельных усилий стоило добиться прозрачности материала.

По замыслу Широ при взгляде на кресло Miss Blanche должно было возникать ощущение, что розы плавают в пространстве. При производстве, когда цветы были распределены пинцетом по всему стулу и был залит акрил, Курамата звонил каждые полчаса на завод и повторял: «Убедитесь, что цветы плывут». Ножки стула выполнены из алюминия, цветы – из пластика.

Украшенное красными розами кресло Miss Blanche — результат исследования Кураматой эстетических возможностей акрила и его сочетания с другими материалами. Miss Blanche олицетворяет поэтическую природу творчества Кураматы. Утопленные в акриле красные пластиковые розы — красивый образ, напоминающий о временности и постоянстве времени. Чудо и парадокс жизни.


Бар «Обломов», Фукуока, 1989 год. Дизайн Сиро Курамата

Кресло Miss Blanche, 1988

На рынке кресла Miss Blanche (1988 г.) — большая редкость. Изначальное издание из восьми продлено до 56 штук, по количеству прожитых Кураматой лет. В 2015 году Miss Blanche было продано на аукционе Sotheby´s за £269 тыс. Это был абсолютный рекорд.

В конце 1980-х друг и личность соразмерного масштаба Этторе Соттсасс приглашает Курамату поработать для группы «Мемфис» — объединения «радикального дизайна», куда, кстати, помимо известных европейских дизайнеров входили и другие японцы.

Этторе был известным модернистом, начинавшим работу в компании Olivetti и имевшим степень по архитектуре. Вместе с группой единомышленников Этторе Соттсас организовал множество мебельных выставок по всему миру, представляя коллекции мебели, светильников, керамики и текстиля. Первая же выставка стала фурором и принесла Memphis культовый статус. Основной упор был сделан на яркие неоновые оттенки, изогнутые и ломаные формы, ламинированные поверхности и геометрические рисунки.

Сам Этторе отзывался о творчестве группы так: «Мемфис — как очень сильный наркотик. Невозможно принимать его слишком много. Не думаю, что кто-то может жить в окружении лишь предметов от Мемфиса, это как питаться исключительно пирожными». Вплоть до 1988 года Широ принимал участие в выставках и инсталляциях, организованных группой, набираясь идей для своих будущих творений.

Самые узнаваемые работы Кураматы того периода — бетонные объекты с вставками из цветного стекла, а также странный, похожий на стул, письменный стол Ritz. В 1988 году Курамата перебирается в Париж, где открывает свой офис на рю Руаяль.

Все, кто работал с Кураматой, отмечали его безграничную веру в искусство: в то, что только искусство может победить послевоенный хаос и дать людям новые силы преодолевать сложности. Он старался с помощью дизайна «восстановить чувствительность», вернуть человеческому глазу восприимчивость и способность удивляться жизни. У него была потрясающая способность переосмыслять привычные повседневные вещи.

Supper Club Cazador, Токио, 1967 год. Дизайн Сиро Кураматы

Широ предпочитал работать в камерных жанрах и чаще всего отказывался от откровенно коммерческих проектов. Все, что он зарабатывал, шло на изготовление следующих моделей.

В 1990 году, будто предвидя смерть дизайнера (Курамата умер в феврале 1991 года), правительство Франции наградило Широ Курамату Орденом искусств и изящной словесности, подчеркнув его огромный вклад в становление и развитие современного дизайна.

«Широ Курамата был гением. Для любителей эзотерики показательными будут его ладони: таких ярко выраженных «четырехпалых» линий нет, пожалуй, ни у кого. Он мог позволить себе и эпатаж. Однако, в той же группе Мемфис Курамата был сдержаннее остальных, но от этого не менее заметным. Точь-в-точь как Джордж Харрисон в группе Битлз», — говорит Алина Пинская.

Мебель и интерьеры Широ Курамата повлияли на целое поколение дизайнеров всего мира. «Поэт креативной пустоты» Курамата, ломая все традиционные представления, трансформировал обычные материалы в мерцающие видения, создавая свой мир, полный фантазии и поэтики.

Широ Курамата — дизайнер, олицетворявший дух своего времени. Его метод работы состоял в том, чтобы редуцировать вещь до самой сути, передавать одновременно мимолетность и неоднозначность стремительно меняющегося мира. Он один из самых коллекционируемых дизайнеров своего века, его объекты находятся в парижском Музее декоративного искусства, в нью-йоркском MoMA, Музее современного искусства Тояма.