Редакция:
г. Новосибирск

Любимец Голливуда Мартин Лоуренс Буллард

Мартин Лоуренс Буллард не нуждается в представлении. Он входит в список 100 лучших интерьерных дизайнеров мира по версии журнала «Architectural Digest» и в список высшей категории «Elle Decor», издание «The Hollywood Reporter» называет его в числе 25 лучших дизайнеров современности. Сегодня Булларду 54. Он в полном расцвете творческих сил, но каков был его путь к успеху?

Мартин Лоуренс Буллард (Martyn Lawrence-Bullard) родился 30 марта 1957 в боро Льюишем, на юго-востоке Лондона. Он — англичанин, но от бабушек и дедушек унаследовал итальянскую и французскую кровь: английское обаяние соединилось со средиземноморским темпераментом. Вообще-то, по-английски его зовут Martin, но в качестве творческого имени и в названии своей компании Буллард использует написание Martyn, с буквой «y» вместо «i»: Martyn Lawrence Bullard.

Его отец пел в опере, много гастролировал вместе с семьей. Так что в детстве Мартин впитал уйму впечатлений. В силу актёрской профессии отца Мартин в детстве объездил много городов и стран Европы. Он побывал в замечательных замках, великолепных дворцах, грандиозных соборах и знаменитых музеях. Это, очевидно, повлияло на развитие художественного вкуса и дизайнерских способностей Булларда.

Проект Булларда и Евгения Лебедева - легендарный отель Chateau Gutsh в Люцерне. Замок по образу баварского Нойшванштайна (того, который появляется на заставке Disney) построили в конце 19 века. Здесь любили останавливаться Хичкок и Чаплин, королева Виктория и Софи Лорен.

В подростковом возрасте он буквально потерял голову от рынков, где продавались старинные и винтажные предметы.

«В 12 лет я стал эдакой сорокой, которую привлекало всё блестящее и красивое. Я ходил практически по всем блошиным рынкам и барахолкам, бывшим 20 лет назад повальным увлечением в Англии, и на выделяемые мне деньги покупал всякую всячину.

В 13 лет я убедил отца арендовать для меня торговый прилавок на местном блошином рынке и выяснил, что, выставляя товар красиво, например, размещая подобное с подобным, мне удавалось привлекать внимание посетителей и продавать то, что я покупал. Весь этот процесс был учебной платформой для постижения декоративного искусства и определения времени создания антикварных изделий. Это был просто замечательный опыт.

А самое прекрасное, что отец действительно верил в меня и поощрял мою деятельность. Он просыпался в 6 утра, чтобы отвезти меня на рынок и помочь подготовить ларёк. Это была настоящая сплочённость отца с сыном. Моя торговая точка располагалась на антикварном рынке Гринвич Маркет — это исторический район и «ловушка» для туристов. Самыми крупными клиентами у меня были американцы. Обычно мне удавалось заворожить их. Думаю, это был первый шаг на пути в Америку».


Дом Хлои Кардашьян, город Калабасас

В интервью он повторяет, что рано осознал свое декораторское предназначение: в 12 лет «ощутил волшебную силу десятка ярдов ткани и мебельного степлера — за час переделал свою комнату во дворец махаражди».

К 16 годам Мартин хорошо разбирался в антиквариате, научился идентифицировать возраст старинных предметов, стал понимать их художественные и декоративные достоинства. Он не просто любил красивые изделия, но и знал их историю. Мартин познакомился со многими продавцами и коллекционерами. В числе самых значительных клиентов Булларда был главный закупщик компании «Ральф Лорен», который приобретал различные вещи для оформления витрин бутиков «Ralph Lauren» на Мэдисон-авеню в Нью-Йорке и на Родео-драйв в Беверли-Хиллз.

Тем не менее, он решил стать актёром. Мартин использовал заработанные деньги для поступления в актёрскую студию при лондонском Ковент-Гардене. Во время учёбы он продолжал заниматься антикварным бизнесом и, накопив достаточную сумму, переехал в Лос-Анджелес.

Вила актера Кида Рока в Малибу

«Я всерьез намеревался покорить сцену и, чтобы оплачивать обучение, занимался куплей-продажей различных предметов декора и антиквариата на лондонских рынках. Там я научился разбираться в стилях и периодах и, можно сказать, получил неформальное художественное образование, которым активно пользуюсь по сей день. Решение сменить профессию пришло внезапно. К тому времени я перебрался в Лос-Анджелес и регулярно бывал на кинопробах. С одним из продюсеров у меня сложились дружеские отношения. Он сразу отметил мой вкус к вещам и интерьерам и как-то раз попросил помочь с декорациями и костюмами для его нового проекта. Результат превзошел и мои, и его ожидания».

Однажды Буллард пригласил продюсера с подругой к себе на ужин. «Я арендовал миниатюрный домик и украсил его вещами с местного блошиного рынка в Санта-Монике. Оформил всё в лондонском стиле со смесью британских колониальных предметов. Гостям очень понравилось, и они попросили меня декорировать их офис. В день, когда я его завершил, стартовала моя карьера. Стиль — качество врожденное. Или он есть, или его нет».

Затем Булларду было поручено оформить офисы и дом продюсера, предпринимателя Лиз Хеллер, которую газета «USA Today» называет «крёстной матерью» женского кибер-движения в Голливуде. Лиз Хеллер попросила Мартина помочь с её свадебной церемонией. Там он познакомился с Шерил Тигс, знаменитой американской моделью, актрисой и модельером, которая стала первой суперзвездой в числе клиентов Мартина Булларда. Мартин оформил дом Шерил Тигс в духе балийского павильона, фотографии которого появились на обложках десятка журналов. После этого список звёздных клиентов Булларда начал расти. Мартин оставил мечты об актёрской профессии, посвятив себя дизайну.

Пол в черно-белую полоску, черная и белая мебель, и даже аксессуары в этих цветах - дом Томми Хилфигера в Майами, оформленный Буллардом, решен в нескучном, гламурном монохроме. Интерьер в одном однообразной гамме делает интересным грамотное сочетание фактур: лака, меха, пластика

Однако впервые Мартин занимался декором интерьера гораздо раньше.

«Моя карьера началась с моды. Как типичный подросток 1980-х, я мечтал о рубашках из набивного шёлка от Versace (в то время я считал это высшим шиком) и шерстяных клетчатых костюмах от Вивьен Вествуд. И когда по воле судьбы мы с сестрой Тиной стали партнёрами и открыли модный бутик, я думал, что это самый лучший момент моей жизни. Тогда мне было 17. Я с 12 лет крутился, покупая и продавая старинные предметы на местном винтажном рынке. Эту страсть родители не могли понять, но, на удивление, поддерживали. Деньги, заработанные таким образом, конечно, тратились на наряды для посещения клубов. Когда же появилась возможность заиметь магазин дизайнерской одежды, я не мог поверить в свою удачу.

Сумасшедшим образом это стало моим трамплином в мир интерьерного дизайна, когда сестра попросила меня украсить «Искушение» — так назывался наш магазин. Дамскую часть магазина я оформил в виде бедуинского шатра с драпировкой из кремового муслина. (Позднее Мартин переделал шатёр, создав интерьер, стилизованный под древнеегипетский храм). Мужская часть была в стиле морской библиотеки с панельной обшивкой, а с потолка свисала старинная гребная лодка для полного антуража. Я любил те интерьеры. Они были фантазийными храмами мечты, посвящёнными моде, интерьеры преподносили дизайнерскую одежду в наилучшем свете. Удовольствие, с которым я это делал, и гордость, которую испытывал, глядя на результат, намного превосходили эмоции от костюмов Вествуд, которые вскоре вышли из моды».

Мартин — декоратор, яркий, блистательный, каждый интерьер создающий, как сценографию к фильму. Он отлично чувствует себя среди знаменитостей. Поселился в Беверли-Хиллз на вилле, когда-то принадлежавшей Рудольфу Валентино — первому итальянцу в Голливуде, секс-символу эпохи немого кино. Тепло дружит с клиентами (насколько это возможно в такой среде); для многих сделал не один проект: после домов часто следовали офисы, как у Соркина или Меллон.

Мартин считает, что вкус прививается человеку с детства и в процессе самообразования на протяжении всей жизни:

«Вкус, как и красота, — в глазах смотрящего. Что-то, что кажется стильным для одного, может быть воплощением безвкусицы для другого. И я не совсем согласен, что вкус — это что-то врожденное. Здесь важную роль играют тяга к знаниям и любопытство, как раз эти качества с нами рождаются и эффективно развиваются у детей».

Резюме Булларда включает коммерческие проекты, такие как отели Colony Palms Hotel Group, люксы для Paramount и Warner Bros. Studio, роскошные проекты в Беверли-Хиллз, рестораны PurPle Palm, Five Feet и многие другие. При встрече его можно запросто принять за голливудскую звезду, что, впрочем, не так уж далеко от истины: именно Мартину Лоренсу Булларду принадлежит авторство интерьерных проектов для целого сонма звезд кино- и шоу-бизнеса.

Дом Элтона Джона в Беверли-Хиллз

Сэр Элтон Джон, Кристина Агилера, Шер, Ева Мендес, семейство Озборн, Эдвард Нортон, Видал Сассун, основатель империи Jimmy Choo Тамара Меллон, ювелирный дизайнер Лори Родкин, легендарная модель Шерил Тигс, новоиспеченный оскароносец сценарист «Социальной сети» Аарон Соркин. То, что выглядит как список персонажей светской хроники, на самом деле — перечень клиентов Мартина Лоуренса Булларда. Для них декоратор то оформляет особняк в 4500 кв. м в Мексике, то реконструирует замок XII века в Умбрии. Неудивительно, что Буллард — любимец интерьерных изданий: более 200 публикаций в прессе по всему миру.

Для Элтона Джона Мартин оформил ему сразу две квартиры в тридцатидвухэтажном комплексе Sierra Towers в Лос-Анджелесе, приобретенные за 3 млн. долларов. По данным газеты Daily Mail, вторая квартира покупалась для ребенка, которого усыновили Элтон Джон и его партнер Дэвид Фёрниш. (Мальчик по имени Закари Джексон Ливон Фёрниш-Джон был рожден 25 декабря 2010 года суррогатной матерью).

Дом Элтона Джона в Беверли-Хиллз

При работе над жильем для Закари и его «двух нянь» Булларду предложили «ни в чем себя не ограничивать». Примечательно, но Мартин полагает, что со звездами находить общий язык проще, чем с простыми людьми. «Они не боятся экспериментировать и выражать себя. Клад для декоратора!» Из воображаемых персонажей Буллард мечтал бы поработать для Оскара Уайльда. «Я бы предложил ему драпировки из восточных тканей и персидские ковры».

«У меня всегда одна задача — воплотить чью-то мечту в дизайне с помощью моих знаний и опыта. Вне зависимости от социального статуса клиента мне нужно понять, что это за человек, и создать интерьер, в котором отразится его личность. Если именитые заказчики в чем-то и отличаются, то скорее большей свободой, креативностью и готовностью экспериментировать. И, пожалуй, для них важнее, чем для прочих, создать свое личное пространство-убежище, где можно укрыться от толпы и вездесущих журналистов».

Интерьер замка Умбрии (Италия)

Сказочный замок The Château Gütsch в Умбрии (Италия), словно из диснеевских мультфильмов, был построен в 1888 году архитектором Эмилем Вогтом как частная резиденция с гостиничной пристройкой. Сегодня этим зданием владеет бизнесмен Евгений Лебедев, сын олигарха Александра Лебедева. Гостиница была полностью переделана Мартином Лоуренсом Буллардом, сумевшим вдохнуть в нее новую жизнь.

Средневековый замок декоратор восстановил буквально из руин, модернизировал, проведя все современные коммуникации, и обставил так, чтобы создавалось впечатление семейного гнезда с историей. Один только антиквариат подбирали больше трех лет. Эклектичный интерьер тяготеет к классике и построен на пышных драпировках и глубоких, насыщенных цветах.

Ни один из 27 номеров не похож на другой. Объединяют их только типичная для Швейцарии цветовая гамма и панорамный вид на Люцерну. Люкс, носящий имя королевы Виктории, сделавшей это место популярным, украшен оригинальными картинами прошлого века, сохранившимися от прошлых владельцев.

Квартира Шер в Лос-Анджелесе. Гостевой спальне служит реконструированная опиумная курильня 19 века.

Квартира Шер в Лос-Анджелесе — 13-е по счету жилье певицы. Этот проект представляет собой просторные апартаменты, оформленные в этническом духе.

Булларду удалось создать настоящий дворец в стиле «1000 и одной ночи». Сама Шер, конечно, стопроцентно отыгрывает образ Шахерезады. Интерьер в стиле гарема — так определяет характер проекта Буллард.

«Один из моих любимых проектов — голливудские апартаменты певицы Шер в индийской стилистике, которые она сама описывает как свой собственный «дворец махараджи». Изначально её пожеланием было создать пространство, ни в чем не уступающее роскошным покоям индийского князя. В результате мы получили изысканный интерьер, в котором гармонично сочетаются сексуальность, экзотичность и комфорт. Я уверен, что именно элемент роскоши и лоска позволяет превратить обычную комнату с мебелью в арт-пространство. Каждый, кто в него попадает, сразу получает представление о личности хозяина и его вкусах».

Актриса может свернуться на китайской опийной кровати конца XVI века, чтобы посмотреть телевизор. Индийский гобелен ХIХ века с золотой и серебряной нитью создает драматический фон для мастер-люкса. Статуя тибетского монаха XVIII века и резной слон начала ХIХ века побуждают Шер медитировать в одиночестве или проводить время с друзьями — любителями древностей.

Квартира Шер в Лос-Анджелесе.

Лоуренс Буллард разработал удобные кресла для актрисы в главной гостиной, где она может расслабиться и насладиться видами на Лос-Анджелес. «То, как мы работаем, действительно странно, — говорит Шер о своих давних отношениях с дизайнером. — Я скажу ему, что хочу чего-то, чего не существует, — стиля, который не является стилем, — и он делает это для меня».

В мастер-люксе Лоуренс Буллард спроектировал кровать с использованием античных индийских панелей. Он сделал прикроватные тумбы с антикварными инкрустированными дверями. Фасад индийского дворца скрывает гардеробную Шер. Зеркала отражают З бронзовые фонаря, привезенные из Марракеша. Полы выполнены из древесного известняка.

В холле с лестницей находится старинная бронзовая скульптура эпохи готического расцвета. На стене картина конца XIX века, изображающая Иисуса Христа и Марию Магдалину. Стены, полы и лестница с железной балюстрадой отделаны натуральным камнем.

В гостиной размещен каменный камин из готического камня, портал которого был вырезан в Мексике. Мягкая бархатная обивка и журнальный стол с инкрустированным деревом подчеркивают приглушенную палитру интерьера.


Собственный особняк Булларда в Голливуде — визитная карточка его стиля, особняк со своей историей, которая началась в 1922 г. с имени Рудольфо Валентино. Это он был первым его хозяином. С тех пор домом владели и актриса Глория Свенсон, и сценарист Уильям Фолкнер.

Двухэтажная вилла была в плачевном состоянии. Перекрытия оказались совсем ветхими: как только закончили отделку ванной комнаты на втором этаже, прогнившие доски неожиданно провалились, и чугунная ванна рухнула прямо посреди гостиной. На место ванну водружали при помощи крана через пролом во внешней стене. Однако новый хозяин уложился с переделкой в семь месяцев. На первом этаже расположились гостиная, столовая и кухня, а на втором — спальня, ванная комната и библиотека.

«Архитектура этого дома — нечто среднее между традиционной итальянской и испанской виллой, и мне хотелось подчеркнуть это в интерьере», — говорит дизайнер. Итальянскую антикварную мебель Лоуренсу искать не пришлось — потомку старинной генуэзской семьи она досталась по наследству. Стараясь придать интерьеру восточный колорит, декоратор использовал мебель и ткани из собственной линии Ottomania. А вот с португальским антиквариатом пришлось помучиться — чтобы заполучить кровать XVIII века, Лоуренс караулил ее всю ночь накануне аукциона.

Цветовую гамму виллы хозяин дома построил на сочетании черного, белого и красного.

 

Собственный особняк Булларда в Голливуде — визитная карточка его стиля. Экзальтированный интерьер особняка отражет период увлечения марокканской экзотикой, который декоратор переживал несколько лет назад. Предпочтение отдано самым причудливым формам.

Мартин Лоуренс Буллард занимается и предметным дизайном: так, например, он выпустил коллекцию света для Corbett Lighting. «Важнейшим компонентом успешного интерьера я считаю освещение. Коллекция для Corbett Lighting позволила мне продемонстрировать мою любовь к фантазиям и элементам некой драмы в моделях как для строгих, так и для менее формальных интерьерных направлений», — отметил дизайнер. Его линейку света для Corbett действительно нельзя отнести ни к одному из стилей и вписать в какие-либо стандарты: коллекция получилась очень эклектичной, поэтому в ней можно найти модели, подходящие для самых разных интерьеров.

Светильник Melrose сам Мартин считает своим фаворитом: по его словам, пара таких сейчас висит у него на кухне. Дизайнер отмечает, что в этой модели соединились «французский индустриальный шик» и «элегантность старой школы». Впрочем, и в современных лаконичных интерьерах она может быть уместна: футуристичная форма этому способствует.

«Когда мне предложили создать коллекцию светильников для Corbett Lighting, я решил разработать дизайн светильников, благодаря которому можно разбудить воображение. Мне захотелось создать предметы, которые не просто заполнили бы все пространство светом, но и стали бы местом притяжения и рождения магии», — именно так говорит сам Мартин о своей линейке для Corbett, и яркой демонстрацией его стремления стала серия Milan: модели из нее в буквальном смысле сверкают при включенном свете. Вдохновением для дизайнера послужили кусочки муранского стекла, которые он привозил из своих путешествий.

Сегодня Мартин Лоуренс Буллард является дизайнером интерьеров для звёзд шоу-бизнеса и декоратором роскошных отелей по всему миру. Он — автор нескольких коллекций облицовочной плитки для Ann Sacks, тканей для Schumacher, ковров для The Rug Company, коллекции обоев Martyn Lawrence Bullard для знаменитой британской компании Cole & Son.

«Для меня современная роскошь определяется как комфорт, и я считаю, что комфорт — это величайшая роскошь, которую мы можем применить в наших домах и позволить себе, будь то глубина дивана или гибкость матраса, драпировка ткани или способность света регулировать яркость светильника. Конечно, сегодня, когда в мире так много товаров массового производства, мастерство — это роскошь, которую необходимо испытать, позволить и поддержать. Знать, что что-то сделано вручную и с любовью сделано ремесленником, который гордится своей работой как видом искусства, — это такая прекрасная и важная вещь. Я стремлюсь поддерживать мастеров и обожаю тот факт, что во многих итальянских компаниях по-прежнему работают мастера, которые гордятся своей работой, иногда даже поколения одной семьи работают в одной компании, возможно, даже на одном изделии. Это традиция, что итальянцы делают это хорошо, с любовью к семье, искусству и качеству. Это настоящая роскошь в XXI веке».

Источником вдохновения для него служит «окружающий мир с его запахами, ощущениями и впечатлениями». «В большей степени я черпаю вдохновение в путешествиях. Новые страны, культуры, цвета и вкусы — все это непременно находит воплощение в моих работах», — говорит Буллард.


По материалам интернет