Редакция:
г. Новосибирск

Новые реалии мебельной отрасли. Перспективный взгляд.

На сегодня вся отрасль зажата теми рамками, которые диктует время, руководство страны, местные постановления и коронавирус Covid-19 (чтоб ему…). Движение через мебельные ТЦ и магазины закрыто, а именно там идут основные продажи крупных и средних федеральных и региональных производителей, которые сейчас ищут оперативно любые другие каналы продаж. От этих продаж напрямую зависят и поставщики комплектующих.

Сначала, когда в Китае закрылись заводы, многие предполагали ближе к концу апреля дефицит, который, в общем-то на сегодняшний день периодически по отдельным позициям все-таки ощущается, несмотря на то что склады у многих заполнены.

Помимо того, что пошло снижение спроса со стороны производителей, многие в апреле так и не получили законного права работать при открытых торгово-выставочных залах, только по предварительной заявке с доставкой или бесконтактной отгрузкой. Все это осложнилось и тем, что многие достаточно немало времени потратили на то, чтобы получить понимание, как они на законных основаниях имеют право работать и имеют ли вообще. Причем, ряд компаний имеют региональные филиалы, а как будут работать имеющие такую возможность филиалы, если головной склад не работает и т. д.

За два месяца у всех выстроилась определенная система, в которой сегодня и идут продажи и отгрузки.

Так в компании МДМ осуществляют безопасную доставку товара по предоплате как юридическим, так и физическим лицам в Москве, Санкт-Петербурге и Воронеже. В остальных городах точки работают, исходя из местных разрешенных условий. Несмотря на ситуацию, в мае ассортимент МДМ прирос новинками.

Компания BOYARD, имеющая Центральный офис в г. Екатеринбурге, собственные офисы в крупных российских городах, а также широкую сеть дистрибьюторов, дилеров и официальных представителей, на текущий момент обслуживает интернет-заказы, принимает их и отгружает клиентам через транспортные компании и пункты самовывоза в Екатеринбурге и Нижнем Новгороде. Выдача продукции при этом осуществляется бесконтактным способом.

«В последних числах мая в некоторых регионах официально разрешена продажа непродовольственных товаров, что позволило нам возобновить деятельность шоу-румов в филиалах Краснодара, Нижнего Новгорода и в Москве, где продолжаем осуществлять оптовые и розничные отгрузки. 

Центральный офис и склад в Екатеринбурге работают в очень ограниченном режиме: мы отгружаем интернет-заказы по всей территории Российской Федерации. С недавних пор мы отгружаем крупнооптовые заказы нашим дистрибьюторам, в торгово-розничные сети и фабрики также по всей России. Работа с заказами ведется исключительно дистанционным способом», — рассказывает Елена Виноградова, руководитель отдела рекламы и PR BOYARD

«Компания «Хефеле РУС» уже в первые дни успела среагировать на изменяющиеся обстоятельства таким образом, чтобы это никак не повлияло на взаимоотношения с нашими партнерами», — говорит Артем Лобастов, директор по маркетингу и онлайн-продажам ООО «Хефеле РУС».Спустя неделю с момента объявления режима самоизоляции, шестого апреля мы возобновили отгрузки с московского склада нашим клиентам. В период с 30 марта по 18 мая для всех сотрудников отдела продаж, финансов, логистики и пр. был организован дистанционный режим работы с полным обеспечением необходимой техникой и средствами коммуникации.  Мы принимали заявки и отгружали клиентов в регулярном порядке, размещали заявки нашим поставщикам и принимали товары к нам на склад. С 18 мая компания ООО «Хефеле РУС» работает в смешанном графике, когда часть офисных сотрудников работает «на удалёнке», а часть сотрудников работает из офиса, естественно, с соблюдением всех требований и рекомендаций по организации офисных пространств и рабочих мест.

Многие сотрудники быстро адаптировались к новому дистанционному режиму и показали высокий темп и эффективность работы, ссылаясь на экономию времени от поездки на работу в офис, и, как следствие, более продуктивно организовывают рабочий день, говорят о больших возможностях в коммуникациях с клиентами».

«В данный момент мы работаем, ориентируясь по ситуации, которая меняется каждую неделю, а то и чаще. Большая часть сотрудников работает из дома, и, по-моему, в ближайшее время выход в офис не планируется. Только небольшая часть сотрудников работает на местах, обеспечивая функционирование бизнеса. В целом же ситуация под контролем. Отгрузки идут, но спрос, естественно, снизился. Надеемся на скорое возвращение к полноценному формату работы», — сообщает менеджер по маркетингу и коммуникациям ООО «Блум» (дочерняя компания австрийского концерна Blum в России) Вера Шмелева.

Компания «Найди» (г. Ижевск) известна на российском рынке как производитель комплектующих для мебели. Основными направлениями производства являются: системы алюминиевых профилей для шкафов-купе, стеллажные системы, сетчатая продукция и т. д. Директор компании «НАЙДИ» Дмитрий Козловский сообщил, что все производственные и офисные подразделения «НАЙДИ» работают в обычном режиме. «И, хотя сейчас у нас есть некоторые ограничения в нашей деятельности, связанные с общими требованиями по защите от коронавируса, — добавил он, — сотрудники «НАЙДИ» всегда на связи и готовы осуществить необходимую поддержку».

Компания «Алди» (г. Смоленск), российский производитель лицевой фурнитуры из пластмасс и металла, не работала, пожалуй, только в первой трети апреля. Затем оперативно были поданы письма в компетентные инстанции, и получено разрешение на работу производства и компании в целом.

«Не могу сказать, что производство на сегодня загружено в полном объеме и работает в режиме 24/7, но в 2 смены работаем практически все дни, кроме воскресенья, а в некоторые — выводим и третью смену. Доставку до клиента делаем как своим транспортом, так и силами сторонних организаций с соблюдением всех санитарно-эпидемиологических норм», — делится руководитель отдела продаж ООО «Алди» Виктор Иванов.

В ООО «Хеттих РУС» (российское представительство немецкого производителя мебельной фурнитуры Hettich, г. Кирхленгерн, Германия) начали адаптироваться к режиму самоизоляции заранее.

«Наша компания начала переходить на дистанционную работу еще в середине марта и полностью перестроила все необходимые бизнес-процессы за десять дней, — поясняет Директор по продажам «Хеттих РУС» Александр Терехин. — Сейчас большая часть офисных сотрудников работает из дома — и это не в ущерб их функционалу. Так что мы полностью стабилизировали все связанные с «удаленкой» бизнес-процессы еще в начале апреля. Думаю, что и другие компании со схожим профилем и с соответствующим уровнем IT-инфраструктуры справились с этим относительно легко».

Конечно, никто точно не знает, когда все сможет заработать в обычном режиме, и когда восстановится в полной мере спрос на комплектующие и мебель, но каждая компания готовится к этому моменту, строит какие-то планы на будущее и активно работает в сегодняшних реалиях.

«Все мы сегодня переживаем непростое время, — говорит Артем Лобастов. — Наверняка не осталось ни одного человека, которого бы прямо или косвенно не затронула ситуация с вирусом и его потенциальной опасностью. Текущее состояние бизнес-процессов находится на уровне, очень далёком от привычного. И это несомненно вызов для всех нас!

Сегодня ещё не совсем уместно говорить и прогнозировать длительность и сроки выхода из кризиса или предвосхищать какой-либо знаковый момент, когда мы точно осознаем, что дальше нас ждёт оживление и перерождение отрасли. Всё слишком зыбко и туманно.

Единственное, что можно с завидной определённостью утверждать — мир и обстоятельства, люди и отношения меняются очень быстро и уже не будут прежними».

Взгляды компаний по вопросу сроков стабилизации мебельного бизнеса несколько рознятся, но все понимают, что совершенно необходимо, чтобы для этого заработала мебельная розница в полном объеме, тогда будет понятно, как быстро мебельный рынок будет становиться на ноги.

«Данный вопрос всех очень интересует, но нельзя телегу ставить впереди лошади: прежде чем говорить о некоей стабилизации, надо, чтобы процесс хотя бы открыли, — говорит Олег Соверда, представитель FGV в России. — Какая-то стабилизация наступит через определенный промежуток времени — месяца через 2-3 — после того, как снимут все ограничения».

По мнению Дмитрия Родикова, руководителя ГК «Глобал», стабилизация наступит или к концу 2020 года (осень-зима), или уже только весной 2021 года, если подобных мер закрытия бизнеса больше не будет в 2020.

С ним абсолютно согласен и Денис Шленских, директор компании «Джокер» (прямые поставки фурнитуры из Китая, г. Новосибирск):

«Когда история с короновирусом закончится, мы еще долго будем приходить в себя. Скорее всего, это будет уже только в следующем году».

Многие считают, что стабилизация в мебельном бизнесе наступит ближе к осени, но полное восстановление всех процессов будет постепенно происходить до конца года.

«Восстанавливаться после пандемии мебельные компании будут разное время. Кто-то справится с этим быстрее, кто-то дольше, — считает Дмитрий Козловский. В связи с тем, что летние месяцы не являются положительным временем в мебельном бизнесе, можно сделать вывод, что к полной стабилизации рабочего процесса компании придут лишь к осени (сентябрь-октябрь)».

Этого же мнения придерживается и Елена Виноградова:

«На сегодняшний день мы можем предположить, что становление и формирование стабильных бизнес-процессов в отрасли произойдёт не ранее осени этого года. Вероятнее всего, к тому же времени будут возобновлены ранее запущенные, но приостановленные проекты компаний, если они еще будут актуальны».

Каждый по-своему видит стабилизацию работы мебельного рынка — для кого-то это восстановление всех звеньев работы до уровня, близкого к докризисному, а для кого-то — начало работы компаний и мебельных салонов в прежнем режиме, а остальное постепенно подтянется и будет идти своим чередом.

«Я думаю, стабилизация наступит в середине или к концу лета, — размышляет Петр Горбунов, директор компании «РОССО» (г. Санкт-Петербург).Другое дело, что из-за начавшегося сильнейшего экономического кризиса эта «стабилизация» будет на очень низком уровне объёмов продаж мебели, с некоторыми «перекосами», т. е. произойдёт падение, но не пропорционально, а по направлениям и сегментам».

Виктор Иванов считает, что восстановление уже постепенно начинается:

«Стабилизация бизнес-процессов уже идет. Как мне кажется, это произойдет в ближайшие месяц, может быть, два. Очень многое будет зависеть от тех решений, которые примут наше правительство и губернаторы в отношении снятия ограничительных мер».

Факторов и внешних, и внутренних, от которых зависит восстановление спроса на фурнитуру и комплектующие, довольно много, и все они тесно взаимосвязаны между собой.

Безусловно, открытие всех каналов продаж имеет одно из решающих значений в стабилизации работы, но, мне кажется, что не только в этом: компании сейчас довольно успешно учатся выстраивать работу в предложенных условиях и получать с этой работы неплохие результаты. Работа именно таких компаний будет восстанавливаться заметно быстрее.

«Ситуация диктует нам новые правила игры, — говорит Артем Лобастов, — и самое главное — кто наилучшим образом сможет трансформироваться в этом изменившемся мире, развить приобретённые способности и, как результат, выйти из кризиса сильнее в сравнении с другими. Сильнее с точки зрения бизнес-адаптированной внутренней организации, предложения новых форм коммуникации и взаимодействия с клиентами, способов получения необходимой информации о продукте, стабильности ассортимента и поставок — это самые главные факторы и обстоятельства, которые будут показателями эффективной работы компании в период кризиса».

За последние 2 месяца, в связи с закрытием мебельных салонов и ТЦ, многие фабрики полностью или в значительной мере потеряли рынки сбыта, а, соответственно, фурнитуру и комплектующие перестали брать и заказывать тоже. Конечно, кто-то частично работал на открытые салоны Леруа Мерлен, на интернет-заказы, делал мебель для больниц и для ванных комнат, но это — капля в море. Несмотря на это, многие поставщики компонентов для мебели отмечают, что в апреле сделали не менее 50% от доковидного оборота, да и май после праздников не так уж плох.

Основными же покупателями сегодня стали так называемые «гаражники» и индивидуальщики, которые не переставали работать. Многие из них имеют небольшое производство или не имеют его вовсе. Клиенты набираются чаще всего по сарафанному радио, через Avito, Инстаграм или бригады отделочников. Мебель делается от простых шкафов до сложных решений для кухонь, от дешевой до довольно дорогой, как качественно и со вкусом, так и некачественно, непрофессионально и безвкусно. Но сейчас, согласитесь, они во многом выручают поставщиков комплектующих.

Так не займут ли по окончании пандемии такие мебельщики более серьезную долю на мебельном рынке, возможно, в каких-то отдельно взятых регионах?

«Да, обязательно займут, — отвечает Дмитрий Родиков. — И не по своей воле. На самом деле, сейчас многие заказчики для себя примут решение: безопаснее и выгоднее заказать мебель у знакомого мебельщика, либо через интернет. За 2 месяца закрытых торговых мебельных центров сегмент выставочных залов в ТЦ может рухнуть и восстанавливаться достаточно долго».

«Это 50х50, так как надо понимать, какой выбор сделает в итоге конечный покупатель, — рассуждает Олег Соверда. — Взять некую стандартную мебель: если она человеку подходит по размеру и дизайну, он ее покупает, или он идет к более мелкому мебельщику и выбирает мебель под заказ. Вот тут очень важно соотношение цена/качество: у крупного мебельщика, с одной стороны, всегда большие условно постоянные затраты, но в то же самое время в связи с тем, что он делает серийку, его себестоимость относительно низкая, но из-за больших затрат наценку фабрики делают немаленькую; «гаражник» или индивидуальщик материал покупает однозначно дороже, фурнитуру также не по дилерским, а по розничным ценам, у него нет оптимизации по логистике, но его накладные расходы гораздо ниже. И вот тут возникает некая борьба: если «гаражники» смогут конечнику предложить аналог стандартной фабричной мебели, но в размер и дешевле, то они откусят какую-то часть пирога с учетом того, что они сейчас не останавливаются, а большинство фабрик пока не делают отгрузки. Так что прцентов 20 индивидуальщиками будет отжато».

Сложно сказать, что «гаражники» сегодня что-то делают, чтобы их доля на рынке росла, но в сложившейся ситуации это происходит само собой, ведь потребитель, которому нужна мебель, ждать не хочет, да и не считает нужным.

«То, что у них в данной ситуации сохранились заказы, не означает, что они стали больше зарабатывать и смогут (захотят) расширять свои производственные возможности», — считает Денис Шленских.

«Действительно, мелкие мебельщики более мобильны, могут позволить себе работать «невзирая и вопреки» обстоятельствам и юридическим актам, — отмечает Александр Терехин. — Так бывало и в прошлые кризисы, но потом крупные производители отыгрывали свои позиции. Сейчас дополнительное преимущество получили те «гаражники», у которых нет салонов — они всегда так работали, а их «магазинные» конкуренты попали в трудную и непривычную ситуацию закрытия торговых точек.

Сейчас трудно предсказать дальнейшее развитие, будет ли вторая волна вируса и карантина, смогут ли серийные компании найти новые каналы продаж, прежде всего, в интернет-пространстве».

Елена Виноградова придерживается той точки зрения, что «гаражники» в итоге вряд  ли займут более весомую часть рынка, но полученную  возможность они могут использовать для дальнейшего роста:

«Мы не думаем, что индивидуальные предприниматели и «гаражники», делающие мебель под заказ, смогут настолько увеличить и зафиксировать долю сбыта, чтобы превзойти крупные или средние мебельные производства. Возможно, временно спрос у частных производителей действительно увеличится из-за того, что люди, остро нуждающиеся в мебели или отдельных мебельных изделиях, не смогут приобрести их никаким иным способом. И первое время даже после возобновления работы фабрик и их точек сбыта покупатели могут по инерции обращаться к мелким предприятиям. Но удержать такую долю обращений им вряд ли удастся, как минимум, потому что для этого нужно располагать хорошо отработанной методикой и ресурсами.

Разумеется, сейчас мы говорим о картине в целом. При этом вполне возможно, что в каких-то отдельных сегментах мебельной отрасли индивидуальные предприниматели и «гаражники» смогут удержать и закрепить свои позиции. В данном случае много зависит от качества их мебели, работы и сервиса.   Для предприятий гаражного типа сейчас подходящее время для развития своего потенциала, своеобразная точка роста и возможность для более серьезного, удачного старта».

«Тут, как говорится, фабрики возьмут объемами, — уверен Дмитрий Козловский. — Конечно, в сравнении, крупные фабрики потеряли больше, чем мелкие мебельщики, но и им тоже досталось. Небольшие производители мебели, безусловно, были, есть и будут, но основную долю все-таки составляют крупные фабрики. Поэтому, наверно, нет, «гаражники» не займут более значимую часть на мебельном рынке. Для них выход на более высокий уровень связан с легализацией, а они не готовы».

Петр Горбунов совершенно не согласен с тем, что все мелкие мебельщики могут сейчас работать и несут минимальные потери:

«Огромная часть мелких мебельщиков, у кого есть, пусть и не много, рабочие, дизайнеры и салоны в мебельных центрах, терпят серьезные убытки, некоторые из них не смогут продолжить прежний бизнес. Сможет «гаражник», который работает сам на себя и набирает заказы через «сарафанное радио». Но объём мебели от таких производителей минимален. Не займут они ничего нового».

«Нет, не займут, — делится Виктор Иванов. — Как правило, такие производители работают удачно в среднем и дорогом сегментах в отличие от многих крупных фабрик, работающих в сегментах эконом и эконом+.

Также обратите внимание на модульные программы, которые присутствуют почти у каждого крупного производителя мебели.

 Просто у крупных и мелких производителей мебели совершенно разный конечный потребитель и совершенно разная целевая аудитория».

 Но, как бы то ни было, в первую очередь всех наших экспертов интересует восстановление спроса на фурнитуру и комплектующие, который напрямую зависит от спроса на мебель, а также еще от многих факторов и нюансов. Что же станет решающим в становлении спроса?

«Как мне кажется, решающим будет открытие розничных точек продаж мебели. Спрос на мебель есть, и фабрики готовы осуществлять поставки, но точки розничных продаж закрыты. Тем не менее, восстановление спроса со стороны фабрик уже происходит. И очень активно. Все, кому было разрешено работать, начинают выходить на нормальный уровень работы и высокую производительность. Можно наблюдать, как растет загруженность мебельных предприятий и как буквально с 2-3-х рабочих дней в неделю производители мебели увеличивают смены до 7-ми рабочих дней и даже в 2 смены. И это произошло буквально за первые рабочие дни после праздников», — отмечает Виктор Иванов.

Решающими факторами в восстановлении спроса все единодушно считают открытие мебельных салонов и ТЦ, а также при этом наличие доходов и стабильной финансовой ситуации у конечного потребителя, а как будут развиваться события, мы можем только предполагать.

 «Здесь все очень по-разному, — высказывает свою точку зрения Александр Терехин. — Некоторые фабрики планируют выйти уже в июне на прошлогодний уровень, а некоторые закрываются на весь июнь. В целом, я надеюсь, что спрос может восстановиться достаточно быстро, если, конечно, не будет второй коронавирусной волны.

Но надо быть большим оптимистом, чтобы рассчитывать на рост при снижении доходов населения. С другой стороны — проведенные в четырех стенах недели и месяцы могут подвести многих к мысли сделать свое жилье комфортнее, потратив на это предназначавшиеся на отпуск деньги. Если, конечно, не все деньги уйдут на еду…

Во всяком случае, в более обеспеченной Германии именно такие ожидания. Журнал «möbel kultur» опубликовал на своих страницах данные опроса немецких потребителей: 61% респондентов считают вероятным сценарий отказаться в этом году от отпуска, а деньги потратить на мебель».

«Если говорить про общий объём, то восстановление спроса, скажем, до уровня 2019 г, будет года через 1,5-2, мне кажется, — делится своей точкой зрения Петр Горбунов. — Но, в этом году, от месяца к месяцу, картина будет очень волнообразной. Если говорить про отдельные фабрики, то, уже сейчас понятно: некоторые из них выйдут из «карантина» на очень неплохой объём, сравнимый с прошлогодним. А кое-кто из крупных может даже и закрыться».

«Как только откроются мебельные салоны, спрос начнет восстанавливаться, — считает Денис Шленских. — Но вот платежеспособность этого спроса уже не будет прежней. Вопросы кредитования будут актуальны как никогда, но сохранят прежние условия работы единицы. Большинство будет работать по принципу «утром деньги, вечером стулья». Возможно, какие-то бартерные схемы будут вновь актуальны».

Определяющими считает доходы потребителей и Елена Виноградова:

«Ключевое в восстановлении прежнего спроса на фурнитуру – это доходы населения и готовность их расходовать на мебель и комплектующие. Сейчас в приоритетах большинства россиян товары первой необходимости для обеспечения жизни. В первую очередь должна восстановиться покупательная способность нашей аудитории.

Также многое зависит от здорового возобновления работы точек продаж мебели и торговых центров в прежнем режиме, чтобы этот спрос поддерживать и удовлетворять».

Олег Соверда считает важным для формирования спроса открытие мебельной розницы, но видит нюансы, при которых спрос после открытия ТЦ наступит не сразу:

«Спрос начнет расти и восстанавливаться только после открытия салонов и запуска всей цепочки производства и продаж. Хотя, многие фабрики, как обычно, загрузили своих дилеров в марте, и салоны закрылись, не успев продать эту мебель. Я предполагаю, что у дилеров есть какая-то затарка, производители будут предлагать брать еще, а будут ли дилеры брать новые партии, если они предыдущие еще не продали, а, возможно, и не рассчитались за них, ведь многие фабрики кредитуют дилеров, а будут ли фабрики тем, кто не рассчитался, давать кредиты еще, неизвестно.

В любом случае, отрасль не уйдет, ведь наше правительство нацелено на реновации и в этот непростой период поддержало строительную отрасль, жилые комплексы вводятся и строятся, а соответственно будет необходима и мебель».

О государственном стимулировании потребления говорит и Дмитрий Родиков:

«Если государство будет планово стимулировать внутренний спрос, поддерживать и развивать строительную и смежные отрасли экономики России, а также поощрять и помогать производственным компаниям, в том числе и мебельной промышленности, то спрос будет. Тендеры и госзаказы не решат вопрос, нужно стимулировать потребление домохозяйств».

Как один из важных элементов восстановления прежнего спроса Дмитрий Козловский также называет открытие розничных точек/салонов мебельных компаний, расположенных в торговых центрах, и увеличение доходности населения, соответственно, и увеличение платежеспособности, ведь за этот период, к сожалению, много людей потеряли свои рабочие места.

«Еще одним важным показателем восстановления является увеличение спроса со стороны конечного покупателя, — добавляет он. — В период пандемии многие банки предлагают хороший процент по ипотеке, что привлечет за собой покупку квартир, участков, домов. Существует гипотеза, что из-за сложившейся ситуации люди переосмыслят взгляды на свой быт. Если в последнее время многие просто снимали квартиры, то сейчас, по понятным причинам, люди осознали необходимость в собственном жилье. Как известно всем, лето — не сезон для мебельного бизнеса. Поэтому все-таки, полное восстановление, как у нас на производстве, так и у других крупных фабрик ожидается осенью».

Про «не сезон» этим летом я бы поспорила, возможно, открытие мебельной розницы как раз и спровоцирует рост продаж в июне-июле — точно бы не помешало.

По мнению ряда компаний, восстановление нормальной работы наступит довольно скоро. Ведь фабрики тоже не сидят и не ждут у моря погоды, а всеми силами стараются насколько это возможно увеличивать объемы производства и продаж. Так с 30 мая в Казахстане открывается непродовольственная розница, расположенная на площади до 500 кв. метров, а это также один из рынков сбыта наших фабрик. Также разрешение на работу с 1 июня получила непродовольственная розница Москвы и МО, а это уже немало: с 30 мая мебельные отделы открыты в МТК «Гранд» в Химках, об открытии с 1 июня в Москве сообщает Hoff и т. д. Может, жизнь налаживается?!

Мне кажется, по причине того, что то, что происходит, происходит с нами впервые, появится множество нюансов, вопросов и изменений в дальнейшей работе. Взаимоотношения поставщиков комплектующих и мебельных фабрик выстраивались для каждого на протяжении довольно длительного времени. Сейчас может случиться так, что эти отношения будут у отдельных компаний выстраиваться практически заново, а для кого-то не изменится почти ничего.

«На данный момент прогнозировать сложно, — делится Елена Виноградова, — мы ожидаем восстановление спроса со стороны мебельных фабрик не раньше осени. Вероятно, в целях удержания бизнеса в условиях упавшего спроса и продаж фабрики скорректируют свои ассортиментные предпочтения в пользу более доступных комплектующих».

Об этом же говорит и Александр Терехин: «Что касается ассортимента, при снижении доходов населения возможно временное увеличение интереса мебельщиков к комплектующим эконом-класса — мы это проходили и в предыдущие кризисы. А кто-то, наоборот, заинтересуется более доходным высоким сегментом».

«Глобальных изменений в сотрудничестве поставщиков фурнитуры и мебельных фабрик, думаю, не произойдет, — отмечает Олег Соверда. — Но многое будет зависеть от того, как поведут себя фабрики: есть ли у них просроченные задолженности перед поставщиком, и будут ли они рассчитываться и брать фурнитуру дальше или будут искать альтернативного поставщика, возможно, в более экономичном сегменте и попытаются снова закредитоваться уже у него».

«Скорее всего, свой ассортимент мебельные фабрики будут оптимизировать. Соответственно, такого спроса, как раньше, на комплектующие со стороны мебельных фабрик, уже не будет, — считает Дмитрий Родиков. — Но в дальнейшем, в 2021 году спрос может и восстановиться, и даже увеличиться, так как конкуренция начнет опять иметь серьезное влияние среди мебельных фабрик».

На данный момент в работе с партнерами и клиентами огромную роль, безусловно, играют различные digital-инструменты, которые кто-то только учится применять сегодня, когда закрыты другие форматы общения, а кто-то использует их уже давно и сейчас только активно развивает.

«Независимо от нашего желания и причин возникновения коммуникация, выстраивание отношений и ведение бизнеса эволюционировало из личного общения в цифровой формат, — констатирует Артем Лобастов — В этот период меняется и перестраивается всё, начиная от подходов к организации работы в компании, заканчивая способами общения с внешним миром.

Несомненно, это только начало пути и вхождения в эпоху дигитализации. Мы примем весь лучший опыт этого периода и будем развивать его на благо компании и наших клиентов, появятся новые проекты, структуры, будет возникать новый функционал и кросс-функции. Новые способы построения бизнеса глубоко и навсегда проникнут в нашу повседневную жизнь и работу. В перспективе они будут и дальше изменяться, с одной стороны, в более сложные, а с другой стороны, более прогрессивные и эффективные формы».

«В нашей работе и до разгара ситуации с вирусом были внедрены многие популярные сейчас digital-инструменты — в процессы продаж, ежедневных коммуникаций, — делится Елена Виноградова. — Благодаря этому, мы не чувствуем особенной разницы до и после. Безусловно, многие инструменты цифровой работы и взаимодействия будут все прочнее и прочнее входить в нашу жизнь не только внутри компании, но и во внешней работе с клиентами различного типа».

«Безусловно, каждая ситуация несет за собой какие-либо изменения, — рассказывает Дмитрий Козловский. — Сейчас мы активно развиваем нашу онлайн-торговлю, заключаем контракты с различными маркетплейсами. В связи с этим, вводим небольшие изменения в собственное производство, а именно, разрабатываем новый продукт для конечного потребителя. Потребность в таких продуктах возникает именно тогда, когда осознаешь, что в интернет-магазинах клиент хочет купить товар и больше ничего не приобретать дополнительно. Он, так сказать, хочет купить «коробочное решение».

Сейчас у нас активно работает интернет-магазин, и в период пандемии особенно были важны онлайн-продажи. Безусловно, все инструменты, которыми мы пользуемся, помогают нам в работе с нашими клиентами. Например, онлайн-консультант на сайте помогал нам общаться и отвечать на интересующие вопросы клиентов, которые с нами еще не работают, многим важно получить информацию «здесь и сейчас», и с помощью этого инструмента нам это удается».

Особое значение сегодня и в работе компании «Блум» имеют онлайн-формат и телефонные переговоры. «Наш тренинг-центр также планирует все больше уходить в онлайн-режим, идет активная стадия обсуждения, предпринимаются отдельные шаги в этом направлении», — отмечает Вера Шмелева.

«Конечно, цифровизация в отдельно взятой компании пошла ускоренными темпами, наконец «допилили» кое-что в интернете, до чего руки раньше не доходили. Уверен, что те, кто более продвинут в электронной рознице, получат прибавку. А кто работает в крупных поставках, разницы от добавления этих инструментов почти не ощутят», — считает Петр Горбунов.

«Интернет сейчас во многом помогает, — замечает Олег Соверда, — возможно, в ближайшем будущем продажи будут связаны с какой-то 3D-визуализацией: можно будет, не выходя из дома, посмотреть, как будет выглядеть с мебелью твоя комната. Я уже неоднократно со своими дилерами обсуждал, что если цифровизация дойдет до такого уровня, когда можно будет, надев какие-то виртуальные очки, видеть не только, где и как у тебя стоит мебель, а как работает в ней фурнитура: к примеру, обычные петли Slide-On: ты открыл/закрыл — они хлопнули; и совсем другое дело — петли с доводчиком: дверки плавно закрываются, это может стать серьезным инструментом».

«Будущее именно за современными диджитал-инструментами. Мы их активно будем внедрять и использовать. Рано или поздно мир совсем изменится, изменится и поведение заказчика, и поведение изготовителей. Как и когда это случится — зависит от всех нас», — резюмирует Дмитрий Родиков.

Во многом сейчас digital-инструменты помогают компаниям в удаленной работе. Всевозможные видеоконференции и планерки поддерживают деловое общение коллектива, члены которого вынуждены работать дома.

«Мы убедились, что работа в режиме home office может быть эффективной, — делится Александр Терехин. — Возможно, доля такой работы в будущем увеличится. Тем более, что все «удаленные» сотрудники освоили и психологически привыкли к онлайн-конференциям с полноценным зрительным контактом и с возможностью совместного просмотра документов. Конечно, эти инструменты существовали и раньше, но пандемия выступила своеобразным триггером. Я не сомневаюсь, что подобные видеоконференции закрепятся у нас в компании в качестве важного средства коммуникации. Интересно будет проследить, насколько такая коммуникация закрепится в общении с клиентами в B2B и B2C сегментах».

«Сейчас все продажники сидят на «удаленке» и решают вопросы в режиме мобильного телефона и электронной почты — это помогает вполне активно работать и осуществлять продажи, — говорит Олег Соверда. — Сохранится эта тенденция в дальнейшем или несколько ослабнет, каждая компания будет принимать решения для себя, но мы находимся в такой сфере, где имеем дело с товаром, поэтому полностью и постоянно работать удаленно не получится, возможно, в каких-то компаниях руководители несколько сократят офисные площади и выведут частично на удаленную работу бухгалтеров, менеджеров, логистов».

По словам Петра Горбунова, «удаленка» в компании сохранится в дальнейшем в какой-то мере, так как она и раньше присутствовала.

«Удалённый формат работы в нашей компании сохранится до тех пор, пока «нормативно» существует режим самоизоляции в стране и на локальных уровнях, — поясняет Елена Виноградова, — также он будет действителен в период пока существует риск распространения вируса при скоплении людей в одном ограниченном помещении. Но после завершения периода самоизоляции и снятия режима повышенной готовности «удалёнка» в нашей компании не сохранится. Тем не менее, лучше вернуться к этому вопросу немного позже, когда картина станет более ясной».

«Для нас удаленная работа в это непростое время не стала значимой. Мы весь период работали в нормальном режиме, так как наше предприятие считается социально значимым и системообразующим в нашем регионе. Да и производство не может работать на «удаленке», — поясняет Виктор Иванов.

Не в особом восторге от удаленной работы и Дмитрий Родиков:

«Мы не поддерживаем «удаленку», коллектив более эффективен, когда он как единый живой организм. Но при необходимости мы сможем организовать и удаленный режим работы сотрудников, тест этот уже пройден».

«Сейчас 90% нашего предприятия вошло в обычный режим работы, включая производство, — говорит Дмитрий Козловский. — Отделу по продажам легче и удобнее вести контроль над отгрузками, находясь непосредственно в офисе. В период самоизоляции и работы на «удаленке» мы поняли, что этот режим не для нас. Сотрудникам привычнее решать вопросы в офисе, советуясь с коллегами, обговаривая все насущные проблемы с руководством, так сказать, тет-а-тет. К тому же мы имеем крупное производство, которое не может работать в удаленном режиме: работают станки, выпуск продукции осуществляется только на территории предприятия».

Больной вопрос, который я не могла не затронуть в беседе — это массовые профильные мероприятия: выставки, саммиты, бизнес-форумы. Все выставки апреля и мая в России и за рубежом были отменены или перенесены, судьба отдельных пока неизвестна. Что сегодня думают мебельщики о необходимости в дальнейшем выставляться на профильных выставках и посещать их, проводить дилерские слеты и конференции, участвовать в бизнес-форумах.

«Профильные мероприятия как собственные (дилерские слеты, конференции, семинары), так и к отраслевые (выставки, конкурсы, конференции, саммиты) эффективны для решения конкретных задач. Мы хорошо к ним относимся, но считаем, что в текущий момент необходимо ограничить проведение массовых мероприятий и участие в них для предотвращения распространения вируса и нивелирования роста числа заболеваемых», — считает Елена Виноградова.

«Наше мнение — офлайн-мероприятия необходимы, — говорит Дмитрий Родиков, — их не смогут заменить вебинары и прочее, мы за то, чтобы и участвовать, и посещать и выставки, и семинары, и конференции. Живой формат общения не заменишь ничем на 100%».

«Все профильные массовые мероприятия стали уже неким обязательным условием инструмента продаж, — делится Олег Соверда. — У меня очень хорошее отношение к отраслевым выставкам, конференциям, и я его не изменю. На выставках всегда можно поговорить с клиентом вживую, показать товар, ведь многое в работе все равно держится на личном отношении с клиентом».

Петр Горбунов нацелен более внимательно подходить к выставочным мероприятиям:

«Последние годы мы стали исходить исключительно из эффективности каждого «телодвижения». Главный вопрос, который должен звучать при оценке перспективности мероприятия: а что компания от этого получит?».

«Что касается выставок — в этом году мы не будем в них участвовать (если они даже в принципе состоятся). В дальнейшем — выставки необходимы, но если выставок в будущем будет поменьше, а представленность на оставшихся — повыше, то я ничего плохого в таком развитии не вижу», — высказывает свое мнение Александр Терехин.

Компания «НАЙДИ» — бессменный участник практически всех значимых профильных выставок в России и странах ближнего и дальнего зарубежья. Дмитрий Козловский рассказывает:

«Наше отношение к данным мероприятиям не изменится. Уже совсем скоро, а если быть точнее, в августе нас ожидают в качестве участника 2 профильные международные выставки в Узбекистане и Краснодаре. Также в ноябре нам предстоит участие в главной мебельной выставке России «Мебель 2020».

Участие или даже посещение выставок является неотъемлемой частью деятельности нашего предприятия и залогом получения трендов и новинок на мебельном рынке. В свою очередь, мы презентуем нашу продукцию от выставки к выставке, мы показываем новинки нашего производства».

Сегодня возникает множество различных вопросов, которые встают на пути мебельщиков. Именно поэтому я попросила всех, если в данном контексте что-то не удалось обсудить, дополнить материал своими вопросами. Откликнулся Олег Соверда, рассказав о важном аспекте  работе с итальянскими компаниями:

«Важный момент, который я хотел бы затронуть в связи с тем, что наша компания итальянская. Италия ежегодно закрывается в августе — ничего не производится, ничего не поставляется. Сейчас уже 2 месяца мы просидели на карантине, если Италия в августе закроется еще на месяц, то мы должны будем за 1,5-2 месяца принять у компаний заказы на продукцию, произвести ее и отгрузить, а затем заказы можно будет принимать только в сентябре, до российского клиента они доберутся не ранее конца октября. И это тоже обрывает цепочку восстановления некоей стабильности. Если поставщик фурнитуры ее в нужный момент не поставил, то и у производителя мебели происходит некая сдвижка. А итальянские комплектующие — это значительный слой поставщиков, и мы на данный момент не знаем, какое решение примет правительство Италии. Возможно, будут работать не все, но так, чтобы работало производство, и шли отгрузки».

В заключение я очень хотела, чтобы представители компаний сказали коллегам, партнерам, клиентам что-то очень важное и пожелали того, чего им хочется пожелать.

Елена Виноградова, руководитель отдела рекламы и PR BOYARD  

Своим клиентам и партнёрам мы желаем сохранять веру и спокойствие. Трезво мыслить, и использовать время для развития себя и бизнеса, для поиска новых инструментов, для внесения корректив в стратегии и тактики с учетом существующих и грядущих реалий.

Александр Терехин, Директор по продажам «Хеттих РУС»

Прежде всего, здоровья, физического, всем нашим клиентам, партнерам и конкурентам. И еще, нашим клиентам и партнерам желаю преодолеть этот кризис с наименьшими экономическими потерями!

Хочу заверить, что кризис не повлияет на наш традиционно высокий уровень сервиса, мы всегда готовы поставлять фурнитуру высочайшего качества, наши заводы в Германии не останавливали производство ни на один день даже в марте и апреле, когда в Германии была наиболее напряженная ситуация с Covid-19.

Дмитрий Родиков, руководитель ГК «Глобал»

Мы хотим пожелать и посоветовать нашим клиентам и партнерам бОльшей активности в своем деле. Мебельный бизнес — это не просто торговля, это больше производство. А только производство и услуги дают правильную добавленнную стоимость. Соответственно, только при увеличении активности можно обеспечить себя постоянным доходом.

Денис Шленских, директор компании «Джокер»

Чтобы я ошибся и мои прогнозы, что по итогам года все мы будем считать убытки, с треском провалились. Не надо быть пессимистами и говорить, что хуже уже не будет! Будьте оптимистами — все будет!

Петр Горбунов, директор компании «РОССО»

Держитесь, ребята!

И вводите новые модели мебели, пожалуйста, не сидите вы на уровне 1999/2000! Потребитель сейчас ищет в интернете, Инстаграме и Ютубе картинки того, что он (чаще она) хочет! А вы, выставляясь в мебельных центрах, часто выглядите, как близнецы. Хорошо, если не из 90-х…

Олег Соверда, представитель FGV в России

Я бы хотел пожелать всем стойкости, чтобы не падали духом, сохранялись определенная решимость и энтузиазм. Нынешнее время — это повод о многом задуматься, пересмотреть какие-то бизнес-процессы, ввести новые товарные группы, но не опускать руки!

Я хотел бы пожелать всем клиентам и партнерам здоровья, и чтобы не было второй волны ни в Китае, ни в Европе, ни в России, ни во всем мире!

Дмитрий Козловский, директор компании «НАЙДИ»

Мы надеемся, что вы принимаете все необходимые меры предосторожности в этот непростой для всех период. Мы призываем вас заботиться о вашем здоровье и здоровье ваших близких, друзей и коллег по бизнесу.

Все производственные и офисные подразделения «НАЙДИ» работают в обычном режиме. И хотя сейчас у нас есть некоторые ограничения в нашей деятельности, связанные с общими требованиями по защите от коронавируса, сотрудники «НАЙДИ» всегда на связи и готовы осуществить необходимую поддержку.

Виктор Иванов, руководитель отдела продаж компании «Алди»

Хочется пожелать всем не опускать руки, не впадать в уныние и панику. Работать, несмотря ни на что. Оптимизировать и улучшать все свои бизнес-процессы. Сейчас время возможностей. Двигаться вперед и ни в коем случае не останавливаться!

Артем Лобастов, директор по маркетингу и онлайн-продажам ООО «Хефеле РУС»

Сегодня многие говорят о том, что все эти перемены помогли по-новому взглянуть на свою жизнь и работу, правильно расставить приоритеты или совсем их поменять. В целях самосохранения и сохранения здоровья своих близких мы ещё долгое время не будем иметь возможности полноценного личного общения. Массовые мероприятия в общем и отраслевые, в частности, для большинства людей не будут столь значимы, как это было ранее.

Принять это очень нелегко, но чем более ответственно мы отнесёмся к текущей ситуации, тем менее масштабными будут последствия для нас и наших близких, для наших партнёров и клиентов, а значит, для нашего общего дела.

Поэтому я от лица компании ООО «Хефеле РУС» хочу пожелать всем партнёрам, клиентам и коллегам по мебельной отрасли бережно относиться к своему здоровью и здоровью своих близких людей!

Будьте здоровы!