Редакция:
г. Новосибирск

Рынок комплектующих — решаем вопросы по мере поступления

Безусловно, в период санкций и разрыва цепочек поставок важным для мебельной отрасли является вопрос о комплектации и обеспечении мебельных производств необходимыми материалами, комплектующими, расходниками и запчастями к оборудованию. Обсудить данный вопрос собрались представители мебельной отрасли на офлайн/онлайн конференции «Как избежать дефицита?», организованной агентством FCP media и выставкой «Мебель» в «Экспоцентре» 26 апреля.

Если говорить о наличии фурнитуры, комплектующих и материалов на рынке, то, думаю, надо подразделять производителей мебели «эконом» и «эконом плюс» и премиальный сегмент. И если в сегменте «эконом» есть практически всё — поставки из Китая идут вполне неплохо, в среднем ценовом сегменте помогает Турция, то «премиум» — это практически полностью Европа, поставки откуда сузились до невероятно малых объемов.

Как можно заместить продукцию ведущих мировых брендов, которая и по дизайну, и по декорам, и по функционалу не имеет себе равных, если ты позиционируешь свою мебель как продукт премиального класса. В таком случае любая замена — это всегда компромисс, на который производитель должен уговорить не только себя, но и своего клиента. А это подчас сделать крайне сложно, потому что клиент может себе позволить и готов заплатить за самое лучшее. Производители работали с конкретными брендами, позиционировали их для своих клиентов, эти бренды были для потребителя эталоном качества и эксклюзивности. Многие, кому не срочно, кто хотел поменять свою мебель на новую, скорее всего, пока воздержатся от покупки. В премиальном сегменте все очень тонко.

Компания «МЦ-5» много лет известна потребителю как производитель мягкой мебели в высоком сегменте.


Максим Киселев, коммерческий директор «МЦ-5»

Максим Киселев, коммерческий директор «МЦ-5», поделился ситуацией с компонентами, которая складывается на текущий момент:

«Так как мы работаем в премиальном сегменте, у нас высокая доля импортных комплектующих. На данный момент у нас в принципе более-менее поставки восстановлены, был определённый турбулентный период февраль-март, когда, по большому счёту, мы просто не знали, что делать. Слухи, что всё закроется, прекратятся поставки, порождают определённую нервозность.

В чём мы пострадали? Скорее всего, уже точно будет дефицит тканей и кож для производства дорогой мягкой мебели, потому что Италию заменить будет достаточно сложно. У нас в мебели также присутствует высокая доля электрокомпонентов, где в качестве поставщиков доминируют Германия и Италия. Китай, к сожалению, пока не в состоянии их заменить. Есть определённые уникальные производители, которые в данный момент поставки прекратили. Причём, я знаю, что некоторые производители находятся под большим давлением со стороны местных властей. Поэтому пришлось найти альтернативу, но, в любом случае, это не полноценная замена, а просто лучшее решение из худших. Я думаю, что в ближайший месяц мы будем наблюдать вымывание определённой категории мебели, относящейся к премиум-классу, в том виде, в каком мы привыкли ее видеть. Поставки перенастраиваются, но есть определенные логистические сложности, есть проблемы с платежами. Альтернативными могут стать поставки из Турции: заменить турецкие поставщики пока не в состоянии, хотя есть уже предложения по довольно-таки хорошим материалам высокого качества. Я думаю, что в данной ситуации это хороший шанс восполнить определённые пробелы.

Мы ожидаем, что ряд компонентов будет трудно достать, и цены пойдут вверх, несмотря на укрепление рубля».

Но очень сложно компаниям с какими-то вариантами в принципе, когда их географическое расположение всегда предполагало работу на комплектующих из Европы. Такой мебельной зоной всегда был и остается Калининград.


Перунов Евгений, генеральный директор компании по производству мебели для ванных комнат «АКВЕЛЛА ИНВЕСТ», Калининград, Президент Ассоциации калининградских мебельщиков

Перунов Евгений, генеральный директор компании по производству мебели для ванных комнат «АКВЕЛЛА ИНВЕСТ», Калининград, Президент Ассоциации калининградских мебельщиков рассказал о том, как сегодня работают калининградские мебельщики, и какая ситуация с дефицитом фурнитуры складывается у них:

«Так как Калининград — это особый анклав, и то преимущество, которым он всегда обладал, — это близость европейских границ, это импортное сырьё и комплектующие, прямые контракты. К сожалению, на сегодня это самый большой негатив. Я только что вернулся с Ульяновска, делал оценку мебельный отрасли, смотрел возможность замены каких-то комплектующих с поиском партнёров в этом направлении. По сравнению с Калининградом, в России всё очень хорошо. У нас же существует серьезная проблема по фурнитуре: её ассортимент снижается, у европейских поставщиков склады пустеют.

В Ульяновске, в общем-то, оперативно нашли замену: это фурнитура из Китая, также мы для себя уже пробили Турцию, и всё это реально. К сожалению, на этой волне наши зарубежные новые партнёры пользуются случаем и цены дают уже по рынку, понимая, что постоянные наши поставщики, скорее всего, уже не вернутся, и у них есть возможность цены приподнять».

Также Евгений отметил, что пятый пакет санкций затрагивает лакокрасочную продукцию, и ее поставок из Европы не будет. К тому же, ситуация и с поставками клея, и с поставками других компонентов, которые не попали под санкции, стремительно ухудшается, так как многие европейские производители на сегодня не хотят связываться с российскими предприятиями.

На наличие комплектующих, материалов и цены на них напрямую влияет логистика, с которой на сегодня в Калининграде все сложно.

«По Калининграду существует и другая большая проблема — логистическая, — говорит Евгений Перунов. — Сегодня транспорт из России вырос до 6 раз, а из Европы, если раньше из Польши можно было доставить груз за 500 евро, то сейчас за 3 тыс. евро. К тому же, поставки идут с большими рисками: польская таможня грузы проверяет, выгружает, досматривает, а если что-то не нравится, они просто отказывают в его перемещении; Литва вроде не блокирует Калининград, но, тем не менее, машины стоят на границе от 8 до 15 дней, хотя раньше проходили за 3 дня.

Также есть риски по белорусской плите — это уже пакет, который касался непосредственно Белоруссии: сейчас затащить белорусскую плиту напрямую в Калининград не представляется возможным, Литва не пропускает. Существуют варианты по перемещению ее в Российскую Федерацию, но это всё временно. Остаётся паромная переправа, которой катастрофически не хватает: губернатор занимается этим вопросом, сегодня встал 4-й паром, для области нужно минимум 10. Очередь на перевозки паромом сегодня доходит до 3-х недель. Перевозчики категорически не хотят этим пользоваться, потому что это убытки, простои, за стоянку тоже нужно платить, люди отказываются. Единственный вариант, который остается, — это ж/д. Ж/д используем, есть контейнеры, приходится на них переходить, но всё значительно возрастает в цене».

«На сегодня, если на российской территории можно найти еще остатки европейской фурнитуры, то в Калининграде запасы практически иссякли, — добавляет Евгений, — так как у нас были прямые поставки. И сегодня нарастить эти поставки на 3-6 месяцев не представляется возможным, не хватает ресурсов».

О дефиците отдельных комплектующих из-за проблем с логистикой говорит и Олег Поляков, директор фабрики «Алмаз» (г. Волгодонск, Ростовская область):

«Проблемы у нас те же, что и у всех. Связаны они, в основном, с разрывом цепочек и длительными сроками поставок. Мы сейчас не говорим о росте цен на логистику. Запас фурнитуры имеем, так как были связаны с долгосрочными экспортными поставками своей продукции. Предполагаем, что к концу года на рынке образуется дефицит фурнитуры. Из-за разрушения цепочек поставок уже сейчас ассортимент вымывается. Отдельные позиции, которые не были в приоритете, неожиданно стали более дефицитными».


Директор по маркетингу CVT Елена Фирсанова (представляет «Кухни Сити» и CVT)

Директор по маркетингу CVT Елена Фирсанова (представляет «Кухни Сити» и CVT) поделилась тем, как компания искала выход из ситуации, которая сложилась в связи с резко оборвавшимися европейскими поставками бытовой техники:

«У нас длинный цикл сделки, и производство занимает от 2-х до 4-х недель. Все те заказы, которые мы напринимали с бытовой техникой известных брендов, находятся в производстве или уже готовы, а техники нет. Здесь мы столкнулись с тем, что нам оперативно пришлось искать замену и предлагать это клиентам, где-то даже с доплатой, где-то мы брали на себя дополнительные расходы. Хотелось бы отметить, что официально пока почти никто из поставщиков бытовой техники не заявил о том, что они полностью уходят с российского рынка, кроме одного бренда. Они взяли паузу до сентября. Мы также наблюдаем и большую паузу со стороны розничных клиентов: они сейчас находятся в ожидании, что цены пойдут вниз с укреплением рубля и не торопятся делать заказы. Мы не ощущаем проблем с дефицитом именно плиты или материалов для фасадов, с фурнитурой мы тоже закрыли вопрос, а что касается комплектации по бытовой технике, мы решаем вопрос по замене поставщиков на тех, кто всегда плотно работал с Турцией и Китаем».

Все большее внимание поставщики и крупные дилеры обращают внимание на фурнитуру, комплектующие, технику и лакокрасочные материалы из Турции и Китая. И если у нас налажены уже давно из Китая поставки фурнитуры для мебели сегмента «эконом», и логистические проблемы эти поставки не подкосили, то поставки компонентов в более высоком сегменте из этих стран только наращивают обороты. По мебельной фурнитуре сегодня на передний план вышли продукция крупнейшего в Китае завода DTC под собственным брендом и турецкого завода Samet. Спрос на них значительно вырос как со стороны мебельных фабрик, так и со стороны дилеров.


Максим Мирошкин, генеральный директор компании «Меко» (официальный представитель китайского бренда DTC)

Максим Мирошкин, генеральный директор компании «Меко» (официальный представитель китайского бренда DTC) говорит о том, что в компании ощущают сверхповышенный спрос со стороны производителей в сегодняшней ситуации:

«С 2018 года мы заключили эксклюзивный контракт с брендом DTC. Наверняка многие знают этот завод. И с этого времени мы ощущаем постоянный рост спроса. Но и, конечно, последние события только обострили этот спрос. Дефицит фурнитуры ожидается, дефицит будет. Но у нас сейчас с поставками и производственными мощностями завода проблем никаких нет. Китайский завод подошёл к этому вопросу достаточно серьёзно: планомерно они увеличили свои мощности примерно на 30%, и по каким-то прогнозам на начало этого года ещё до всех событий они также нам объявили о тридцатипроцентном росте своих производственных мощностей. После случившихся событий рынок России для компании DTC является приоритетным, они выдали на сегодняшний момент эксклюзивные сроки по производству фурнитуры именно для российского рынка. Также они заявляют, что любая потребность российского рынка в мебельной фурнитуре будет ими закрыта.

Фурнитура DTC имеет европейские сертификаты и европейские награды в области промышленного дизайна. По своему качеству, дизайну и функционалу это абсолютно современный продукт. Очень важно отметить, что фурнитура DTC — это не копирование каких-либо европейских брендов, а полностью собственные разработки. Это единственный завод в Китае, который имеет конструкторский центр и центр патентов при поддержке правительства Китая». По словам Максима Мирошкина, бренд DTC имеет все основания, чтобы стать фурнитурой для производителей, работающих в премиальном сегменте и сегменте «средний плюс».


Азат Закиев, генеральный директор ООО «Самет Мебельные Технологии» (российское представительство турецкого производителя Samet

Азат Закиев, генеральный директор ООО «Самет Мебельные Технологии» (российское представительство турецкого производителя Samet) поделился тем, что повышенный спрос идет, к сотрудничеству подтягивается все больше новых компаний, расширяется дилерская сеть. Фурнитура Samet является фурнитурой №1 в Турции, признана в Европе, где работают представительства, имеет европейские сертификаты. А с выходом недавно в свет новинки от Samet — механического подъемника для двойных складных фасадов Multi-Mech — у компании теперь полный комплект возможностей функциональной фурнитуры. «Стоит отметить, что подъемников, которые бы являлись полностью механическими, на территории России можно пересчитать по пальцам одной руки», — комментирует новинку Азат Закиев.


Тимур Иртуганов , директор АМДПР

Тимур Иртуганов , директор АМДПР, говорит о том, что заместить нехватку фурнитуры оперативно не просто:

«Понятно, что нельзя одномоментно заместить огромный рынок, который у нас был в Европе по поставкам. Понятно, что большинство мебельщиков стали пересматривать ассортимент в пользу турецких и китайских поставщиков. За эти 2 месяца мы увидели, что ни у кого из производителей не возник коллапс, вызванный нехваткой мебельной фурнитуры».

Думаю, что не надо забывать и о том, что в непростых условиях ряд европейских брендов осуществляют поставки фурнитуры, делают все возможное и невозможное, чтобы поставлять фурнитуру.

Понятно, что у некоторых европейских брендов поставки приостановлены. Но они на текущий момент офисы не сворачивают и уходить с российского рынка не планируют. Они работают и ждут возможности продолжить отгрузки. Даже если этот период затянется, многолетние наработки и высокий уровень продуктов будут способствовать быстрому восстановлению их позиций на рынке.

Если вопрос по приобретению европейского оборудования, возможно, может и подождать, то запасные части для уже работающих станков — это необходимость. Простои на производстве стоят дорого. Да и поставщики оборудования должны иметь возможность обслуживать машины, чтобы клиенты были готовы пополнять парк машин их станками.

«По запасным частям, к сожалению, все дилеры основного немецкого оборудования с марта больше не поставляют запасные части, — делится Евгений Перунов. — Надо искать какой-то путь поставок не через Россию, а, к примеру, в той же Армении открывать представительства и завозить все комплектующие. Я считаю, что наши партнёры на Западе не всегда, в общем-то, партнёры. У нас сейчас большие контракты, потому что мы делали и планировали большие инвестиции. Я вижу, как себя ведут зарубежные партнёры: есть те, кто готов работать и найти варианты, а есть те, кто демонстрирует в общем-то очередной пакет и говорят, что ничего сделать не могут».

Оборудование Homag всегда имело большой успех у российских производителей, и станочный парк этого поставщика в России огромен. Но на сегодня все складывается не так гладко, и есть проблемы и в поставках, и в обслуживании.


Александр Колюхов, генеральный директор «Хомаг Русланд»

Александр Колюхов, генеральный директор «Хомаг Русланд», рассказал о том, как складывается ситуация, и как в текущих условиях решает вопросы клиентов компания:

«Являясь европейской компанией, у нас ситуация не очень сильно отличается от того, что вы можете наблюдать на рынке. Но могу сказать, что руководство компании Homag определило для нас, что основным сейчас является поддержка российского рынка в целом и наших заказчиков. У нас порядка 10 тыс. станков сейчас находится на обслуживании, понятно, что ежедневно мы получаем огромное количество запросов и должны на них реагировать. Хочу подчеркнуть, что руководство компании Homag понимает ситуацию, не собирается уходить с российского рынка, а старается сделать всё для того, чтобы сейчас решить те сложности, которые возникли.

В свете того, что мы публичная компания и входим в состав концерна Dürr с многомиллиардным оборотом, который торгуется на бирже, соответственно, кроме тех ограничений, которые накладывает Европейское законодательство с каждым новым пакетом санкций на компанию Homag и концерн Dürr, идет беспрецедентное давление со стороны правительства, влиятельных отраслевых ассоциаций, со стороны различных контролирующих ведомств на предмет прекращения деятельности на российском рынке. Компания Homag пока этого делать не собирается, но обязана выполнять требования европейского законодательства и соблюдать санкционные ограничения. На сегодняшний день это санкции на большую группу запасных частей и комплектующих, в основном, это электронные компоненты. А после последнего пакета санкций под ограничения попали и обрабатывающие центры.

По всем остальным вопросам мы взаимодействуем с рынком. Что касается поставок нового оборудования, мы уже самостоятельно приняли решение поставить на паузу до июня месяца выставление предложения на новые станки по той причине, что мы наблюдаем вал новых санкционных пакетов, а соответственно, оцениваем риски по размещению новых заказов как очень высокие. Если мы сейчас примем предоплату, разместим заказы, то из-за новых санкций может наступить ситуация, в которой мы не сможем поставить станок и даже не сможем вернуть предоплату по причине блокировки платежей, закрытия границ и так далее. Ещё раз подчеркну, что это внутреннее наше перестраховочное решение. Мы надеемся, что до июня что-нибудь позитивное произойдёт, или хотя бы будет понимание, какие новые санкции будут введены. Заявок на сегодня огромное количество, и если мы сейчас их все реализуем, то практически закроем объёмы продаж прошлого года.

Мы, как российская компания, провели огромную работу по поиску и обработке альтернативных путей поставок, в первую очередь, запасных частей. Мы проработали всё: Юго-Восточную Азию, Среднюю Азию, Ближний Восток, Турцию. По всем каналам у нас уже размещены пробные заказы, но сейчас нужно просто немного времени, чтобы отладилась вся логистика, были налажены стабильные цепочки поставок. Мы рассчитываем, что к июню мы сможем компенсировать где-то процентов 80-90 запчастей, которые сейчас по тем или иным причинам мы не можем отгружать из Евросоюза. У нас внутри компании создан антикризисный центр, где специально выделенная большая группа людей работает по поиску альтернативных путей поставок и оперативно реагирует на потребности наших заказчиков. Мы нацелены пережить этот кризис и поддержать в первую очередь наших заказчиков на российском рынке».


Виталий Кривошеев, генеральный директор компании «ЛИГА» (официальный представитель оборудования KDT)

Виталий Кривошеев, генеральный директор компании «ЛИГА» (официальный представитель оборудования KDT), отмечает значительно возросший спрос на поставляемое оборудование и возросший интерес к приобретению в ближайшей перспективе:

«Наша компания, как и все российские компании, производители мебели в том числе, вошла в этот этап неопределённости. Было неожиданно, немного страшно, где-то больно, но, тем не менее, достаточно быстро мы приняли для себя решение и назвали всё-таки этот период этапом возможностей для нашей компании. Вопрос, как у вас дела, наверно, стал самым актуальным сегодня. Вопросы задают коллеги по рынку, наши станкоторговые партнёры, наши клиенты. Я со своей стороны могу сказать, что никаких существенных изменений в нашей работе не произошло. Разве что серьезно вырос спрос. Мебельщики растут, развиваются, у них действительно были рекордные 2020 и 2021 годы. Соответственно наша основная задача —реализовывать все потребности наших клиентов. И февраль, и март, и апрель текущего года у нас идут с перевыполнением плана по объемам продаж более чем на 30%».

Буквально недавно в «Мебельщике Сибири» вышло интервью с Виталием Кривошеевым (№5 за 2022 год), где он подробно рассказывает о работе в первом квартале.

По импортозамещению разговоры активно идут еще с того момента, когда началась пандемия и изменилась ситуация с поставками из Китая. Но наша реальность такова, что как только с Китаем восстанавливается сообщение или укрепляется рубль, про импортозамещение как-то все забывают. Сегодня все стали понимать, что может сложиться ситуация, когда будет возможно работать только с тем, что производится внутри страны. Уже сейчас у нас производят кромку, крепежные элементы, мебельную ручку из пластмасс и металла, опоры, алюминиевый профиль, корзины и сушки, штанги, заглушки и так далее. Например, 15 лет назад собственной фурнитуры производилось значительно меньше. В июле курский «Полимеркомплект» запускает производство шариковой направляющей. Теперь дело за малым — за мебельной петлей. АМДПР и ее директор Тимур Иртуганов плотно сотрудничают в этом вопросе с Минпромторгом, Фонд развития промышленности готов рассматривать выделение денег. Так что будем надеяться, что серьезно продвинемся в импортозамещении в мебельной отрасли.

ОЛЕГ ПОЛЯКОВ:

«ХОТЕЛОСЬ БЫ ТАКЖЕ ИМЕТЬ ДОСТУП К СПИСКУ РОССИЙСКИХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ МЕТИЗНОЙ, КРЕПЕЖНОЙ И ДРУГОЙ МЕБЕЛЬНОЙ ФУРНИТУРЫ, ОСОБЕННО ВНОВЬ ПОЯВИВШИХСЯ КОМПАНИЙ, КОТОРЫЕ БУДУТ ЗАНИМАТЬСЯ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕМ. ВОЗМОЖНО, В СИЛУ ТОГО, ЧТО МЫ ПРИВЫКЛИ РАБОТАТЬ С ЕВРОПЕЙСКИМИ И КИТАЙСКИМИ ПОСТАВЩИКАМИ, МЫ О НИХ МАЛО ЗНАЕМ». 

Олег Поляков высказал пожелание сделать информацию о российских производителях комплектующих более доступной: «Хотелось бы также иметь доступ к списку российских производителей метизной, крепежной и другой мебельной фурнитуры, особенно вновь появившихся компаний, которые будут заниматься импортозамещением. Возможно, в силу того, что мы привыкли работать с европейскими и китайскими поставщиками, мы о них мало знаем».

И, безусловно, все пытаются хоть как-то спрогнозировать спрос, ведь от него зависит работа каждой компании и всей отрасли в целом.

«Начало года показало серьезный рост спроса в мебельной отрасли. В принципе, продолжилась позитивная тенденция 2021года. По марту был тоже рост и рост серьезный, который уверенно побьет рекорды января и февраля. Начиная со 2-ой недели апреля мы наблюдаем падение спроса. В отдельные периоды апреля он даже ниже аналогичных периодов 2021 года», — говорит Тимур Иртуганов.

У отдельных компаний объемы продаж сильно зависят от крупных заказчиков, таких как ИКЕА, или от экспортных поставок в Европу.

«Экспорт мебели, который был в Калининградской области, в общем-то, на 99% закрыт, — рассказывает Евгений Перунов. — Все контракты, которые существовали, даже были внесены предоплаты, не работают. Остаются поставки на внутренний рынок. Но на текущий период на рынке идет серьезный спад, и есть опасения, что, возможно, к осени предприятия вынуждены будут остановиться.

Мер поддержки достаточно много, но ни одной из тех, которые есть и на федеральном уровне, и на местном воспользоваться мы не смогли. Деньги вроде есть, но всё мимо.

К примеру, на пополнение оборотных средств банковские кредиты под нереально высокий процент. На условиях залогового имущества тоже компании не могут выполнить данное условие: у многих фабрик были взяты кредиты на развитие производства под экспортные поставки, соотвественно имуществом они распоряжаться пока не могут. Так что калининградские мебельщики так и не смогли воспользоваться ни одной мерой поддержки.

Для нас в теме мебели для ванных комнат сейчас наоборот будет высокий спрос, потому что Roca остановила свои керамические заводы, остановила «Акватон», освободив большую долю рынка. Мы понимаем, что этот объем огромен, а оперативно нарастить темпы мы не сможем. К тому же логистика с Калининградом увеличит стоимость продукта и сроки. Сейчас мы в поиске партнеров, которые бы делали для нас на территории России мебель для ванных комнат эконом-класса. Нам проще в этом плане, потому что мы работаем в общем-то от Питера до Дальнего Востока, работаем с сетями Леруа Мерлен, Castorama, и у нас портфель достаточно широкий. А вот предприятиям, которые, скажем, имеют меньшие рынки, тяжело перенестись на остальную территорию».

Одно можно сказать, что будем смотреть на ситуацию с комплектующими и оборудованием, будем смотреть на спрос и будем решать вопросы по мере их поступления. А прогнозы сегодня — дело абсолютно неблагодарное.


Светлана Ширяева