Редакция:
г. Новосибирск

Производитель фурнитуры «Алди». Перспективное развитие — залог успеха сегодня

Дата публикации: 27.08.2023 Количество просмотров: 624

На производстве «Алди» я была в конце 2018 года. Тогда компания производила ручки из пластика, только начинала работать с цинкалюминиевыми сплавами: были запущены 2 машины и разработаны первые
2 модели. Также был небольшой ассортимент ручек из алюминия. На тот момент компания приобрела и еще не запустила в работу оборудование по производству пресс-форм. За 5 лет на этом производстве многое изменилось — и не только производство, изменился сам подход, планы и отношение к тому, как и куда двигаться дальше.

Если офис можно узнать практически сразу, то производство за последние 5 лет, действительно, изменилось до неузнаваемости, цехов стало настолько больше, что в них можно заблудиться. Появились новые участки и направления, новое оборудование и новые технологии финишной отделки.


Виктор Иванов, руководитель отдела продаж «Алди»
«Расширение производства шло у нас постоянно, — говорит Виктор Иванов, руководитель отдела продаж «Алди». Единственное, что изменилось, мы всегда прирастали постепенно и планомерно. Но после всплеска в 2020 году, спрос настолько вырос, что нам пришлось скачкообразно прирастать, что вызвало определенные сложности. Что-то надо было усиливать вперёд. Именно активное развитие пошло уже с 2021 года. Производству пришлось догонять сбыт. И только спустя, наверное, полтора года нам удалось выровняться. У нас идет очень быстрыми темпами серьезный рост производства. Но оно стало более планомерно, более предсказуемо и более целеустремленно — выставлены цели, задачи и понятно, где, как и что надо усиливать».

ПРОИЗВОДСТВО ПРЕСС-ФОРМ

При запуске собственного производства пресс-форм компания столкнулась со множеством неизвестных, которые серьёзно поменяли и работу, и ставки, которые делались на это производство. Процесс освоения и развития данного направления идёт до сих пор.


«К примеру, мы никак не могли понять, как китайцам удается за месяц сделать форму, пока не начали работать с металлом. И тут стало все понятно. В принципе, если отладить все процессы и немножко еще в нашем случае добавить инвестиций, то по металлу это возможно. Форма на пластик делается дольше, сложнее. Там другой металл используется. Что происходит с деталью, которая выходит из формы? Она уже не требует никакой дополнительной обработки, она готова — обезжирить и покрасить.

Металл в любом случае требует шлифовки, полировки, дополнительной механической обработки. Поэтому неважно, куда будет заходить литник: любые дефекты на металле от литья будут убираться шлифованием, полированием и т. д. В пластике эти операции недопустимы и неприемлемы», — рассказывает Виктор Иванов.

Это производство важное, нужное и значимое, но его работа и без того непростая сталкивается с ограничениями, которые тормозят его развитие, нацеленное на расширение ассортимента.

«Цех по производству форм, который мы изначально задумывали под быстрое расширение ассортимента, наверное, 50% своего ресурса тратит на обслуживание и ремонт форм. Потому что производство форм мы можем отдать на аутсорс, а ремонт нет. И если что-то надо сделать быстро, качественно, эффективно, если сломалось что-то в форме в виде толкателя или знака, то быстрее никто в этом не разберется, чем наше собственное производство. На сегодняшний день у нас около 300 форм. Производить же для себя в нужном объеме мы не успеваем, да и у нас амбиции выросли. Если мы пять лет назад говорили, что планируем за год выпустить 12 новых изделий, то на сегодняшний день мы говорим, что мы должны выпустить минимум 30, а максимум 50 новых изделий. И в этом году, в принципе, мы пока в графике движемся. Я думаю, что к ноябрю мы должны получить ещё около 20 новинок. И у нас сейчас все идет по плану. Новинки будут как из металла, так и из пластика. Но, к сожалению, пластик делается дольше, чем металл. Поэтому пока новинок из металла на сегодня у нас больше, но к концу года из пластика появится много.
Ищем сейчас активно производителей форм, потому что те, с кем мы работали, ушли в оборонное направление. Мы вообще очень зажаты в плане развития»,
— отмечает Виктор.


Собственное производство форм также тормозят проблемы с поставками металла, который производится не в России. Да и количество самих станков необходимо увеличивать.

«Мы очень хотим купить сейчас 4 новых станка в этот цех, но мы не можем этого сделать, их просто нет ни по параллельному импорту, ни у производителей в России, — делится Виктор Иванов. — Мы становимся в длинную очередь. И ускорить этот процесс пока невозможно. Многие предприятия готовы купить оборудование у других или разместить у них заказы. И таких предприятий масса. То есть сейчас все, кто поставляет оборудование по металлообработке, у них заказы расписаны на год вперед. Это касается всех металлообрабатывающих, режущих, шлифовальных станков. Поэтому мы столкнулись с тем, что не можем оперативно расширить свой парк оборудования. А в России мы нашли только одну компанию, которая способна делать пресс-формы для металла, для цинк-алюминиевых сплавов. Для пластика — очень много, а для цинк-алюминия нет, потому что там идёт другой металл, там другие сплавы и другая технология изготовления формы».

Да, сейчас непростое время, но упорство и огромное желание компании расширить цех производства пресс-форм приведёт к нужному результату, и там заработают ещё 4 новеньких машины.


ПРОИЗВОДСТВО ИЗДЕЛИЙ ИЗ МЕТАЛЛОВ

Производство изделий из металла приросло в объёмах производства значительно — за последние три года в пять раз. И в ближайший год планируется ещё в два раза увеличить объёмы выпускаемой продукции из металла. «Мы усилили направление ручек из алюминия, расширяем ассортимент по производству ручек из цинк-алюминиевых сплавов, это литьевые ручки zamak. А с 2021 года мы начали изготавливать еще и изделия из стали», — говорит Виктор Иванов.



ИЗДЕЛИЯ ИЗ АЛЮМИНИЯ

По алюминию ассортимент изделий постоянно расширяется, что видно и по разросшемуся в разы производству. Есть как серийные, так и эксклюзивные позиции, которые разработаны и производятся под конкретного клиенту. Тем самым люди защищают себя от копирования и получают уникальный продукт.

«На текущий момент активным спросом пользуются торцевые ручки, — отмечает Виктор Иванов. — Торцевые ручки — это номер один, это хит. Наверное, это самый большой объем производства и продаж. А цветовые решения сейчас, как и во всех остальных моделях, это классика. Это черный цвет, это белый, матовое золото и графит. Но черный цвет — это процентов 60, а все остальное — это оставшиеся 3 цвета.

Также мы сейчас для себя рассматриваем приобретение новых литьевых машин, чтобы лить изделия из алюминия. Сейчас мы льем только из цинкалюминиевых сплавов, но рассматриваем возможность изготавливать еще и литьевые изделия из алюминия. Это уже совсем другие изделия, нежели изделия из экструзионного алюминия. Изготавливая из экструзионного алюминия, мы получаем, допустим, широкий размерный ряд. А когда мы отливаем, мы получаем один, два, три размера, как правило. Потому что каждый размер — это своя отдельная форма.

Экструзионный алюминий, он простой, без каких-либо изысков, он всегда одинаковый, ну чуть меняется форма, он не даёт дизайнерам какого-то полёта мысли. Но не популярен ли он сегодня? Безусловно. Но сегодня он популярен, а через 5 лет будет ли он также популярен? Я убежден, что есть продукты, у которых короткие жизненные циклы, а есть, которые будут жить долго. Вот лично мое мнение, может оно ошибочное. Поживем — увидим, как говорится.


Предпочтения зависят от моды, от стиля мебели, на которую будет поставлена эта ручка. Алюминиевая экструзионная ручка — это универсальность, что любят фабрики, производящие серийную мебель. Все серийные производители мебели любят универсальность, они один вид ручки разных размеров в одинаковом цвете могут применить на разную мебель. Куда угодно. А отлитые ручки все-таки более индивидуальны, они более гармонично подчеркивают дизайн мебели. И если алюминиевую торцевую ручку на любой фасад можно поставить, она по факту на любом фасаде будет смотреться, то отлитую надо ставить под конкретную мебель, под конкретный фасад. А тут уже каждый производитель мебели сам решает, какую мебель он создает, на какого клиента он ориентируется, и что он будет использовать».

Помимо приобретения литьевых машин, есть по алюминию серьёзные далекоидущие планы, которые дадут абсолютно новый вектор в финишной отделке изделий из алюминия.«У нас есть в планах абсолютно новое производство на новой площадке, которая находится недалеко от нас, буквально в километре. Мы планируем запустить ее в течение двух лет. Это три гектара земли, на которых мы планируем разместить цех по прессованию алюминия, по литью алюминия, по обработке алюминия. Также будет запущено гальваническое производство. Сейчас определяемся с технологическим способом гальванизации изделий»,— делится планами по развитию алюминиевого направления на ближайшие несколько лет Виктор Иванов.

Гальваника, безусловно, сложное производство, решится на запуск которого далеко не каждый. Это и инвестиции, и серьёзная подготовка, и знание технологий.

«Мы вопрос гальваники обсуждаем уже лет 7,— говорит Виктор Иванов. — И только сейчас мы нашли технологию, которую я не буду озвучивать. Это та же самая гальваника, но там нет цианидов. Себестоимость продукции там минимальная. Не надо химзащиты, руки мыть в этой химии можно. Ничего не произойдет. Она безвредна. Да, но для этого мы обращались во множество институтов и компаний, причем не только российских, мы собрали огромный объём информации. Мне кажется, компанию «Алди» уже все гальванисты знают. Мы провели огромную работу, и мы будем это делать».


ИЗДЕЛИЯ ИЗ ЦИНКАЛЮМИНИЕВЫХ СПЛАВОВ

Технология производства изделий из цинкалюминия в «Алди» уже отлажена, они прилично приросли в 2 раза в количестве литьевых машин, а вот дизайну и финишной отделке изделий прирастать можно бесконечно. Да и работа над себестоимостью продукта идет непрерывно. А на выставке «Мебель-2023» в ноябре мы увидим заметный пул новинок.


ИЗДЕЛИЯ ИЗ СТАЛИ

Если говорить о производстве изделий из стали, то в компании считают, что это более сложный процесс обработки и более сложный процесс декоративного покрытия.

«Если алюминий мы получаем из нужного нам сплава под конкретную задачу, с нужной подготовкой поверхности, то сталь у нас в стране продается для всех одинаковая. Она всегда в масле, всегда присутствует где-то какая-то коррозия или еще что-то, что перед покраской просто недопустимо. Сталь мы получаем в листах, делаем заготовки, потом идут достаточно сложные и трудоемкие процессы по обезжириванию, а после обезжиривания мы покрываем ее порошковой краской, потому что при всех других покрытиях мы не можем добиться хорошей адгезии именно на стали, а мы следим за своим качеством, поэтому, к сожалению, имеем ограниченный пул цветов на стали», — отмечает Виктор Иванов.


У всех несколько цветов порошковой окраски металла, топовый из которых чёрный. И это сложившаяся норма.

«А мы не как все, мы не хотим быть как все. Мы хотим быть лучше, чем все, — говорит Виктор о финишной отделке изделий из стали. — Мы хотим давать клиентам, нашим партнерам более высокое качество. Если говорить откровенно, когда мы начали это делать, мы ориентированы были под производство опоры. Сейчас мы уже делаем и опоры, и ручки, преимущественно торцевые, и вешалки, и декоративные элементы, такие как менсолодержатели.

Какие перспективы у этого направления, сказать на сегодняшний день сложно. Лично моё мнение, что ещё лет 5 точно будет всё работать. Потом тоже можно будет продавать эти изделия, но рынок потребует новые какие-то цветовые решения. Поэтому у нас есть максимум 5 лет, чтобы научиться красить сталь в любой цвет. Все смотрят на эти техпроцессы сложно. И никто не хочет посмотреть на эти техпроцессы просто. Вот смотрите, в Европе производства все организованы по определенным шаблонам. Все техпроцессы выстроены согласно учебникам и науке, как должно быть. Потому что в Европе есть технологии, которые в Россию не приходят. Мы в России самоучки. И нам приходится это всё познавать из каких-то учебников, журналов, видео, ещё чего-то. Нас никто никогда не учил, как производить петли или как производить направляющие. Ту же плиту как производят? Если у тебя есть достаточно инвестиций, ты приезжаешь в компанию, платишь деньги, берёшь готовое инженерное решение, ставишь здание, вытяжки, пресса, оборудование. Под ключ. Наш продукт другой. Тут нет готовых технических решений. И мы к ним идем самостоятельно. А раз мы идем самостоятельно, мы иногда находим те решения, которых нет ни в одном учебнике, потому что у нас нет границ. Мы ничем не ограничены. Зачем я должен делать такое же, как у вас, если я могу сделать лучше, качественней, но мне же никто не мешает сделать это. Мы на сегодняшний день своих поставщиков порошковой краски заставили, и они сделали нам матовый порошок, полуматовый порошок, и в скором времени появиться изделия с эффектом софт-тач. Мне еще год назад говорили, что это невозможно. И вот мы делаем эту продукцию. Поэтому проще надо смотреть. Если этого никто не делал, абсолютно не означает, что это невозможно. Мы не хотим много, мы хотим делать хорошо, качественно для людей. И это возможно. Просто до нас этого никто не делал».


Пока на сегодня из всех металлов сталь остается самым сложным и самым капризным проектом компании.


ПРОИЗВОДСТВО ИЗДЕЛИЙ ИЗ ПЛАСТИКА

Цех по литью ручек пополнили несколько новых литьевых машин. На сегодня это, пожалуй, самый изученный материал для производства лицевой фурнитуры.

«С пластиком сегодня все, наверное, сложнее. Если с металлом все понятно: это новый продукт, для нас новый продукт, по которому мы еще пионеры, скажем так, только учимся, понимаем, развиваем и понятно, куда можно двигаться. По пластику же сейчас такой период, когда очень много сделано, большинство технологий отработано. Сейчас развивать пластик мы планируем и будем, но для нас это становится уже чуть сложнее, потому что если раньше мы при выборе нового какого-то изделия не задумывались и делали то, что нам нравится. То сейчас нам надо смотреть на разные аспекты», — отмечает Виктор.


Он считает, что эконом-сегмент мебели очень сильно изменился и изменилась лицевая фурнитура из пластика. Производители стали требовать более интересный дизайн, более качественное и эффектное покрытие и вместе с этим готовы платить за такую ручку заметно дороже: «Пластик никуда не делся, эконом-сегмент как был, так и есть. Сам рынок мебельный изменился, и те клиенты и партнеры, которые раньше использовали только пластик, они сейчас стали использовать и металл. Те, кто раньше говорил, что ручка не может стоить дороже 20 рублей, и использовал только пластиковые изделия, теперь готовы использовать и более дорогие продукты. Просто подход фабрик к созданию эконом-моделей изменился. Мне кажется, что эконом стал другой. Просто само понимание эконома за счет роста цен на материалы изменилось. Того эконома, к которому мы привыкли, за 5–10 тысяч рублей, уже нет. А покупатель остался прежний. И запросы его остались прежние. Но если раньше человек со средней зарплатой 25–30 тысяч рублей элементарно мог пойти и купить письменный стол за 5 тысяч рублей. Или 2–3 месяца поэкономив, мог купить какую-то стенку за 15–20 тысяч рублей, то сейчас таких цен нет. И, соответственно, потребителю приходится либо дольше откладывать, копить, ведь его зарплата в принципе особо не изменилась, и для него эти суммы становятся значительными. Поэтому они стали более требовательные к качеству и дизайну. Вот поэтому мы рынок пластиковой фурнитуры развивать будем обязательно. Мы будем расти, в первую очередь, за счет новых моделей. Это основная наша точка роста по пластику».

Надо отметить, что пластик очень долго считался простым и дешёвым материалом в то время, когда в Европе пластиковые ручки делали красиво и дорого. При таком подходе сложно развивать новые покрытия и новые дизайны.


«Нашим клиентам мы очень долго прививали то, что пластик — отличный материал. И только сейчас, я могу сказать, у нас получилось то, что они стали на пластик смотреть без страха. Раньше, в 2013–2014 годах, люди с большой опаской относились к пластику: это пластик, он сломается, еще что-то. Нет, сейчас они говорят, что пластик — это хорошо, пластик — это не хуже, чем металл, это надежно. Второй момент, который мне нравится, они требуют от пластика уже современный, модный дизайн, чего не было раньше. Раньше брали самое дешевое, самое простое, сейчас они говорят: мы готовы заплатить за пластиковую ручку чуть дороже, но, чтобы она выглядела модной и современной. И они готовы к нормальной стоимости изделия. То есть, если раньше ты привозил ручку за 7–8 рублей и тебе говорили, что нужно ещё дешевле. Сейчас пластиковая ручка за 30 рублей — это нормально. Это нормально. То есть, мы начинаем уже подходить к тому уровню, как в Европе, когда мы удивлялись, что европейская пластиковая ручка стоит 1 евро. И это была нормальная ситуация. Сейчас у нас ручка стоит 50-60 евроцентов. И наши производители мебели говорят, что хорошо, если она так стоит»,
рассказывает Виктор.

Планируется также осваивать новые технологии. «У нас есть экструдеры, и они могут намного больше и лучше, чем мы делаем сейчас — говорит Виктор, — поэтому в планах — производить пользующиеся спросом ручки большого размера, на 1200–1400 мм. Вот их будем делать на экструдерах. Это ниша, в которой мы можем двигаться, и мы будем в ней двигаться, расти».

Ведётся работа по расширению ассортимента опор, чтобы дать клиенту максимум продуктов, которые он может приобретать в компании.



КОНКУРЕНТНАЯ СРЕДА

В принципе, конкуренция на рынке фурнитуры из пластмасс огромная, игроки серьёзные, и все ищут ту нишу, в которой они найдут своё место

«Надо отдать должное нашим конкурентам, рынок периодически перераспределяется, — отмечает Виктор Иванов. — Я могу сказать, что такие компании, как «Риальто», как «Кламет», они интересные. Они заняли определенную нишу, они у нас часть рынка отобрали, это факт. Они успешно работают, развиваются тоже успешно. Ну а куда без этого? Если они в отдельных моментах лучше, чем мы, ну это здоровая конкуренция, я так считаю. Если они могут сделать что-то лучше, чем мы, значит их технологии более современные, они более производительные, они более рентабельны, значит мы где-то недорабатываем. И работу в этих направлениях мы соответственно тоже будем проводить, в том числе за счет нового дизайна. Есть понимание, куда мы будем двигаться. Но тут придется тоже немножко освоить новые какие-то моменты с точки зрения декоративной отделки. Ну и сервис, который мы уже даем и будем давать людям».


Если говорить о наполненности рынка мебельной фурнитурой, особенно после ухода европейцев, то рынок перераспределился, какие-то игроки уменьшили поставки, какие-то нарастили, а что стало с ассортиментом, пока до конца непонятно.

«Я считаю, что поставки из Китая не уменьшились, но ассортимент сократился, произошла своего рода диверсификация. Помимо Китая сейчас активно присутствует на рынке Турция. Мы видим, что поставки из Европы лицевой фурнитуры сократились. Но на их место пришли российские производители, пришла Турция. Европейские поставки сократились, но не ушли полностью. Мы видим эти поставки. Уйти они могут только при одном условии, если моделей и дизайнов лицевой фурнитуры у российских производителей будет ровно столько, на сколько будет потребность у рынка. Вот тогда перестанут возить из Европы, тогда перестанут возить, наверное, из Турции. Когда ассортиментная матрица российских производителей будет такая, что можно будет выбрать всё. А пока у российских производителей, и у нас в том числе, как в магазине, висит три рубашки — белая, черная и красная, а человеку нужна оранжевая, будут везти оранжевую. Вот когда ты открываешь каталог, там 1000 страниц, начинаешь листать и выбираешь ручку ту, которая тебе нравится, и ты понимаешь, что это весь каталог производства России, вот тогда и перестанут возить. Будет просто не нужно», — говорит о ситуации с ассортиментом на рынке Виктор Иванов.



О ПЕРСПЕКТИВАХ

Наверно, перспективы зависят во многом от того, что хочет покупать потребитель, и насколько велико развивать желание производителя расти в этом направлении.

«Вообще, перспективы роста российских производителей достаточно серьезные. С точки зрения потребности рынка перспективы ничем не ограничены. Делай, что хочешь! Сейчас очень благоприятное время. Но наш рынок настолько маленький, что многие не хотят вкладывать большие деньги для того, чтобы производить мелкие изделия с низкой маржинальностью. Ведь у нас по факту низкомаржинальный продукт. Многие не умеют продавать наш продукт, потому что он крайне специфический. Поэтому есть производства, которые открылись, не смогли поторговать, закрылись. Есть производства, которые вот сейчас, пока мы с вами разговариваем, запускаются и начинают производить лицевую фурнитуру. Мы никогда не знаем, придут новые предприятия с алюминием или с пластиком или ещё с чем-то работать на мебельный рынок, какой у них потенциал внутренний человеческий, насколько они сильны с точки зрения технической грамотности и умения продавать», — считает Виктор.


Говоря о перспективах дизайнерских решений, Виктор отмечает, что литиевые ручки — это самые перспективные направления в долгую: «Ручки, которые мы льем, не важно, из пластика, или из цинкалюминия, или из алюминия, они были, есть и будут. Может быть, будет меняться чуть дизайн, может быть, будет меняться цвет. Есть классика, есть уже неоклассика. Они были, есть и будут, эти ручки. А алюминий — это лофт, модерн. Сегодня он пришел, сколько-то поживет, а потом появится что-то другое. Допустим, скандинавский стиль и классика, они никуда не уйдут. А торцевые и стальные ручки — это дань моде. Это на сегодняшний день модно, хорошо, классно. Ещё ближайшие 5 лет они точно будут пользоваться спросом. А что дальше? Я уверен, что будущее за литьевыми ручками, это тот продукт, который будет актуален всегда. Лить можно любую ручку под тот дизайн, который будет актуален на тот или иной момент».


БЛИЖАЙШИЕ ПЛАНЫ ПО РАЗВИТИЮ

Компания достаточно давно начала осваивать всё новые технологии финишной отделки изделий, осваивает по сей день, и это в планах на ближайшую перспективу. Это в «Алди» процесс практически непрерывный.


«Любая новая технология — это с полного нуля. Мы не знаем, как это делается, это огромная работа, которую проделывает вся команда. Мы ездим на различные выставки, на предприятия, и берём со всех отраслей лучшие технологи, решения и пытаемся применить их у себя. По-другому не получается. Во всем мире, в принципе, не так много производителей лицевой фурнитуры. А в России крупных игроков четверо. И только двое из них работают и с металлом, и с пластиком», — говорит Виктор Иванов.

Но трудностей здесь не боятся, и каждая освоенная технология идёт в наработки и в копилку компании.

Взято 3 гектара земли под серьёзный проект по прессованию и литью алюминия, а также по гальванической обработке изделий, который планируется запустить в течение двух-трёх лет.

Будет расширен ассортимент пластиковой фурнитуры за счёт экструзионных изделий.

Уже в текущем году начнёт и продолжит в следующем прирастать ассортимент мебельных опор.

Начато строительство площадей под сборочный и упаковочный участки и склад готовой продукции, которые освободят площади для расширения цеха финишной обработки.


Желание расти в плане технологий производства и отделки способствует тому, что на предприятие подтягиваются крутые технологи и грамотные специалисты из смежных областей.

Не могу не сказать о том, что в «Алди» постепенно вводят технологию бережливого производства при поддержке Федерального центра компетенций. На одном из участков по производству изделий из алюминия достигнут рост производительности на 20%. Планируется вводить бережливое производство постепенно на всех участках.

На сегодня компания «Алди» настолько разрослась, что теперь не только собственными силами, но и с помощью специалистов структурирует систему работы бизнеса и планы по дальнейшему перспективному развитию.


Смоленская обл., с. Печерск
ул. Смоленская, д. 9
Тел.: +7 (4812) 42-24-29
aldi04.ru

Статья вышла в журнале «Мебельщик» № 10 за 2023 год