Редакция:
г. Новосибирск

Мебельная фурнитура: баланс восстановлен

Дата публикации: 24.12.2023 Количество просмотров: 398

В прошлом году, по горячим следам, еще раздавались призывы организовать производство всех мебельных комплектующих внутри страны, но в 2023 году адептов у этой инициативы поубавилось. По ряду позиций российские производства и так занимают солидную часть рынка, например, по словам «Фомлайн», их поролон можно найти в 7 из 10 отечественных стульев. С лицевой фурнитурой дела тоже обстоят неплохо, замещение есть и развивается, по крайней мере, предприятия загружены работой.

Но с комплектующими сложнее «рояльной» петли начинаются проблемы, например, зависимость от импортной фурнитуры в производстве кухонь достигает 95–100%. Российских предприятий, которые освоили бы выпуск современных четырех шарнирных петель, в природе не существует, и вряд ли они появятся в ближайшем будущем.

На выставке «Мебель–2023» прошел «Форум поставщиков мебельных комплектующих» (организатор — АО «Экспоцентр»), где поставщики фурнитуры и материалов рассказали о текущей ситуации. Если вкратце, то компании уже восстановились после «идеального шторма» Covid-19 и санкций, мебельный рынок ожил и показывает рост производства.

Броня крепка, и танки наши быстры

Начнем с ЛДСП, на котором наиболее ярко отражается сезонность мебельного бизнеса. Цены на ЛДСП ожидаемо растут, поскольку дорожает сырье. Директор по развитию бизнеса компании «Кроношпан» Илья Овчинников печально отметил, что отечественные производители химии отправляют продукцию на экспорт, поэтому предлагают российским клиентам свободный выбор: либо закупать ее по мировым ценам, либо не закупать вовсе. Свой вклад в цену древесных плит вносят и расходы заготовителей древесины, у которых подорожали запчасти для импортной техники (заготовительной и транспортной) и топливо. Однако, объемы производства плитных материалов не падают.

«В последнее время [у мебельщиков] были опасения насчет серьезного дефицита плиты, — отметил Илья Овчинников. — Но, мы видим обычное сезонное оживление, когда осенью у всех появляются заказы, и все хотят в разы больше, чем обычно. Поэтому они начинают бегать к дилерам и дублировать свои запросы, вот и возникает ощущение некоего ажиотажа. Но мы успешно обслуживаем тех партнеров, с которыми работаем, и стараемся помочь тем, с кем обычно не работаем.

В долгосрочной перспективе мы оптимистичны и увеличиваем мощности своего производства. Считаем, что у производителей мебели есть серьезный потенциал для увеличения экспорта. Поэтому, в первую очередь мы развиваем поставки на внутренний рынок, чем способствуем тому, чтобы наша плита шла на экспорт уже в виде мебели, то есть, продукта с большей добавленной стоимостью».

Собственно, заметную долю этой добавленной стоимости составляет функциональная фурнитура, солидная часть которой еще недавно приходилась на продукцию Blum. Неофициальные поставки продолжаются, но, по оценкам генерального директора компании «Фиера» Андрея Новосёлова, продажи Blum в России упали наполовину. Потому что, во-первых, существенно выросли цены на фурнитуру, здесь сказывается и логистика, и отмена преференций для отечественных дилеров. Во-вторых, нет стабильных и «широких» каналов поставки. В результате, тех промышленных клиентов, на которых приходилось до трети продаж Blum, успешно выручает, например, компания Hettich.

Тем не менее, «Фиера» продолжает снабжать австрийской фурнитурой небольших производителей.

«В прошлом году наша компания пережила серьезный стресс, — рассказал Андрей Новосёлов. —Мы сократили объем продаж в евро на 45%, но выжили и нашли варианты поставок через другие страны. Мы покупаем Blum в шести разных европейских странах. Вообще, сейчас все, кто имеет каких–то знакомых, связанных с производством мебели в Европе, ищут возможность приобрестиBlum. Слава Богу, что на европейском мебельном рынке сейчас существенный спад, скорее всего, это связано с откатом после постковидного опережающего спроса. В этом смысле, у нас появились дополнительные возможности получать продукцию. Если в 2021 году некоторые позиции фурнитуры Blum, что называется, выдавались по талонам, то в этом году нам доступны практически любые артикулы, за исключением тех, которые попали в санкционный список. Но за это мы не сильно переживаем. Мы переживаем за то, что нам не хватает объемов: все, что мы привозим, мы продаем, и, определенно, мы бы могли продавать больше».

Спикер считает, что возвращение Blum вполне вероятно, поскольку у компании в этом году не самые лучшие финансовые показатели. Лично он ожидает, что во второй половине следующего года официальные поставки в Россию могут возобновиться, тогда австрийцы привезут значительные объемы продукции и обеспечат хороший маркетинг.

Что касается отечественного производства фурнитуры, то камнем преткновения генеральный директор «Фиеры» считает размер рынка. Например, в Сербии, где 6,5 млн населения, производят корпусной мебели на 1 млрд евро, а в многомилионной России — на 2 млрд евро.

«Даже если похититьknow- how и вложить миллиарды в производство, кому продавать? — задал риторический вопрос Андрей Новосёлов. — В Китай не повезешь, в Европу не пустят. Да и на самом деле себестоимость петли что в Китае, что в Австрии примерно одинакова, плюс–минус, просто продают за разные деньги. В общем, сложно в России с производством. Хотя, например, полимерный уплотнитель для алюминиевого профиля Schűco мы покупаем в Татарстане.

Главное, что в России есть хорошая мебель — это правда, точно не хуже, чем на Западе. В этом основная заслуга наших коллег–мебельщиков и нас, поставщиков комплектующих».

Но не для всех уход Blum стал трагедией и, как говорят жители одного острова, «каждая потеря есть приобретение». Например, прошлогодней ситуацией воспользовалась компания «ТБМ», значительная часть ассортимента которой и так состояла из продуктов, сделанных в Китае и Турции. Критерии качества меняются, потому что хорошей фурнитуры с сертификатами уже много. Сейчас важны не только бренд и цена, но и наличие товара на складе. Поставщик должен иметь компетенции в логистике и управлении товарными запасами, а также должен уметь оказать сервисную поддержку после продажи.


«2022 год дал нам шанс укрепить позиции на рынке, — рассказал директор департамента мебельных комплектующих «ТБМ» Григорий Терёхин. — Если раньше лидером был Blum, то на текущий момент большинство крупных фабрик мебельной отрасли приходят к мысли, что нужно использовать в своих изделиях фурнитуру не одного бренда, а расширять ассортимент. Да, Blum — это хорошо, Hettich — это хорошо, но также хорошо, когда есть кто–то третий. Тогда у мебельной компании есть определенная гарантия безопасности, что она выполнит все обязательства, даст потребителю изделие, которое будет выполнено в срок и оснащено качественной фурнитурой. Именно качественной фурнитурой, без отсылки к конкретному бренду. Главное, что поставщик привезет ее своевременно. Доверять можно любой торговой марке, если она есть в наличии на складе».

О том, что любую ситуацию можно повернуть в свою сторону, говорил и представитель «Слорос». До начала СВО примерно 70% продаж компании приходилось на товары из Европы, оставшееся обеспечивали поставки из Китая и еще нескольких стран. На данный момент доля европейских комплектующих снизилась ненамного, примерно до 60%. Фурнитура (без микросхем) пока не попала в санкционные списки и продолжает ехать в Россию, если только сам производитель не прервал поставки волевым решением.

«Я хотел бы добавить, — уточнил топ-менеджер компании «Слорос» Степан Хотулев, — что сейчас очень интересный момент, когда бизнес в целом двинулся в сторону азиатских стран. Нагрузка на логистику заметно увеличилась, и стоимость доставки контейнера из Китая до Москвы сейчас заметно больше, чем из Европы до Москвы.

Получается, что те европейские товары, которые могли конкурировать по цене с китайскими, становятся еще более конкурентноспособными.

Да, сейчас такое время, когда надо быть еще более рентабельным, чем раньше, когда цены растут, потому что обслуживание кредитов становится дороже. Но мы оптимистично смотрим в будущее и желаем всем поставщикам большой удачи. Места хватит для всех, мебельная отрасль показывает хороший результат, несмотря ни на что».


И наши люди мужества полны

В качестве положительного примера отечественного импортозамещения в отрасли стоит отметить компанию «Валмакс». Предприятие выпускает лицевую фурнитуру для мебели, причем все, от проектирования до упаковки, делает в России. Правда, это требует от компании определенных усилий.

«Мы стали тестировать продукцию даже проверенных поставщиков, — посетовал директор по развитию компании «Валмакс» Владимир Романенко. — Часто российские производители красок меняют поставщика компонентов, но никак об этом не предупреждают. То есть, ты не меняешь поставщика, работаешь с ним десяток лет, и внезапно та продукция, которую ты используешь, меняется. Например, меняются оттенки цвета. Мы стали обращать на это пристальное внимание и всем советуем это делать. В такое время живем».

С 1999 года, когда компания только начала работу, в стране появились и другие производители лицевой фурнитуры. То есть, гипотетически, российские производители могут обеспечить мебельщика, но что мешает сделать это в реальной жизни? На взгляд спикера, тому есть несколько причин.

Первая — это мода, всегда найдутся те, кому нужны ручки от итальянских дизайнеров (хотя «Валмакс» следит за трендами и регулярно командирует своих разработчиков на профильные выставки). Второе — это полное отсутствие долгосрочного планирования на отечественных предприятиях. Мебельщики не знают, какую мебель они будут производить в следующем году, не могут оценить ни объемов, ни моделей, ни цветов продукции. Третье — отсутствие даже краткосрочного планирования.

«В июне никто ничего особенного не ждет, продаж не будет, заказывать ничего не нужно. А потом, всегда внезапно, в сентябре–октябре наступает сезон, и производители фурнитуры просто не справляются. Когда все клиенты резко приходят в сентябре, возникает дефицит мощностей, а в апреле–мае наоборот, дефицита нет, есть избыток. Мы идем к тому, чтобы договариваться с производителями, включать системы планирования, потому что если есть хотя бы заготовки, то их можно быстро довести до финишного состояния».

Что касается импортозамещения функциональной фурнитуры, то «Валмакс» пока не планирует двигаться в этом направлении. Потому что, к примеру, есть ввозные пошлины на мебель (пусть и не такие большие, как хотели бы некоторые мебельщики), но нет ввозных пошлин на мебельную фурнитуру. Складывается впечатление, что работает ряд мер, поддерживающих китайских производителей, а для отечественных компаний преференций нет. В результате, готовая китайская петля стоит столько же, сколько российский производитель тратит только на слиток металла, из которого она только будет изготовлена.

Немного под другим углом на ситуацию смотрит коммерческий директор «МЦ5 Групп» Александр Усольцев. Для производителя высокоуровневой мебели качество комплектующих критично, поэтому у компании изначально была высокая зависимость от импорта.

«Могу поделиться историей из собственного опыта. В 1999–2000 году мы поняли, что на рынке востребована кожаная мебель, но предложений материала было немного. Хорошая кожа была в Италии, была в Германии. Мы изучили предложения, начали покупать, но работали совместно с российскими поставщиками, потому что напрямую невозможно закупать эффективно, нужно учитывать складские запасы, логистику, цикл поставок и все остальное. Гораздо лучше, когда поставщик покупает и продает другим мебельщикам, заодно развивая нашу промышленность.

За 2001–2010 годы мы наладили качество и согласовали требования, за счет работы с сырьем и организационными моментами получали более низкую цену и росли на этом. В 2010 году итальянцы построили завод в Бразилии, там более дешевое сырье, но оно лучшего качества и большей площади. Мы поняли, что, покупая эту кожу, можем дать клиентам более интересную цену, и пошли в Бразилию. Мы выбрали заводы, которые устраивают нас по требованиям качества, по нашей философии ориентации на клиента, и покупали там 1–2 контейнера в месяц.

Затем учиться делать кожу начали российские предприятия. Тогда мы пошли к ним, чтобы поддержать отечественного производителя. Да, там тоже были сложности, нужно было время, чтобы совместно организовать эти процессы. Поэтому всегда нужно искать другие каналы, вести процесс поиска».


Спикер акцентировал внимание на том, что крупные закупки материалов и комплектующих помогают снизить их цену. От себя добавлю, что эту схему стоит внедрить в работу с отечественными производителями мебельных тканей. На рынке не хватает брокера, который взял бы на себя аккумулирование небольших (по меркам текстильных предприятий) заказов от мебельных компаний и передавал бы их на производство. Да, будет работать правило Парето, и 80% продаж будет приходиться на 5–6 цветов. Но в коллекции, безусловно, должны быть трендовые цвета, которые в дальнейшем могут «выстрелить», нужны дизайнерские расцветки, иначе коллекция становится блеклой и не удовлетворяет весь спектр клиентов. Кроме того, этот агрегатор возьмет на себя управление запасами, логистикой и контроль поставок.

*  *  *

Импортозамещение материалов и комплектующих для производства мебели в России неоднородно. Например, зависимость отрасли от сложной европейской фурнитуры просто абсолютная. Китайские и турецкие поставщики предлагают свои решения, «но вот что–то вот всё не то, а непонятно что». Отечественное же производство функциональной фурнитуры так и остается миражом, на который опытные участники рынка уже не обращают внимания. Во–первых, его организация потребует огромных вложений, которые на компактном российском рынке будут отбиваться до превращения Солнца в «белого карлика», а во–вторых, при нынешнем уровне цен на сырье фурнитура окажется как бы даже не дороже зарубежных аналогов.

В общем, производители из Китая и Турции ожидаемо и почти рутинно заходят на наш рынок, и какое–то оживление может наступить, когда вернутся австрийцы и начнут отвоевывать потерянные ниши, где уже неплохо устроились их конкуренты.

С другой стороны, древесными плитами, лицевой фурнитурой, пластиковыми опорами, крючками и прочими несложными вещами мы себя можем обеспечить. Но и тут отечественные производители сталкиваются с разными сложностями. Они вынуждены конкурировать с зарубежными поставщиками, контролировать вроде бы зарекомендовавших себя поставщиков сырья и настраивать взаимодействие с отделами закупок крупных мебельщиков. Тем не менее, российские производители заинтересованы в развитии мебельной отрасли, поскольку она продолжает развиваться и имеет хорошие перспективы как на внутреннем рынке, так и на рынках ближнего и дальнего зарубежья.


Иван Романов