Редакция:
г. Новосибирск

Рынок комплектующих из Китая сегодня и завтра

Экономические реформы, проведенные в Китае несколько десятилетий назад, превратили эту страну в мировую фабрику по выпуску не только товаров широкого потребления, электроники, но и крупнейший цех по производству комплектующих для мебельного бизнеса. Зависимость мебельщиков от китайского производства настолько велика, что неполадки в мировой энергетической и сырьевой системах добавляют еще несколько градусов в лихорадящий от неотступающего Covid-19 организм мебельной индустрии.

О ситуации на сегодняшний день и о перспективах в отрасли мы попросили рассказать Виктора Орлова, основателя и руководителя компании «Центр мебельных решений» (г. Санкт-Петербург), которая занимается поставками комплектующих из Китая, а также логистическими и таможенными вопросами.

– Как на сегодня обстоят дела с производством и логистикой комплектующих из Китая?

– Ситуация на этом рынке сложная, её мы прогнозировали еще в 2018-2019 гг. Конечно, мы ничего не знали тогда о ковидных ограничениях, но кризисную ситуацию в логистическом ключе, не завязанную на российский локальный кризис и курсовую разницу, мы предвидели. К сожалению, мы, как всегда, действуем по принципу, что у нас и своих проблем хватает, и эту ситуацию прошляпили.

На самом деле, сбой логистических поставок — это еще не самое страшное. То, что происходит на данный момент, это только начало, а впереди нас ждет мировой кризис отсутствия сырья и, как следствие, увеличение цен на сырье.

Начиная с 2014 г., когда доллар пошел вверх, интерес к нашей стране стал снижаться. Нам были нужны недорогие комплектующие, а китайцы постепенно переходят на выпуск более качественной, а значит, и более дорогой продукции. И они нас об этом предупреждают. Да, качество китайской фурнитуры еще не европейское, но они к этому близки.

То же самое с металлобоксами и роликовыми направляющими. Сегодня число заводов по этой продукции в Китае можно пересчитать по пальцам. Один из основных китайских заводов-поставщиков в Россию в ближайшее время планирует переориентироваться на выпуск светодиодной ленты. И, скорее всего, он так и сделает. Где мы тогда будем искать производителей этих роликовых направляющих? А сами мы их делать не хотим. Производство же петель и шариковых направляющих, тем более, очень объемное по деньгам, окупаться будет долго. Совершенно неизвестно, что будет через 10 лет, и насколько оно окажется рентабельным.

Инвестиции извне сюда не придут, наша отрасль в этом ключе очень сильно проигрывает, инвестиционно мы не привлекательны. Производства европейских заводов размещены в разных странах, но здесь они не планируют размещаться. Поэтому, если говорить в двух словах, то все плохо и будет ещё хуже.


– На сегодня приходят заказанные и отгруженные ранее контейнеры, и рынок вроде бы дефицита комплектующих не испытывает?

– Дефицит уже есть. Хотя поставщики могут открыто об этом не говорить, к сожалению, т. е. здесь присутствует некоторое лукавство. Сказать, что не все гладко в бизнесе или предупредить клиента о повышении цены — это же смерти подобно! Я, например, знаю о предстоящем повышении цен за полгода, а поставщики предупреждают конечного потребителя за пару недель или вообще постфактум.

Но говорить и обсуждать, что происходит в отрасли, надо обязательно. Например, когда весной 2020 г. мы сидели по домам, цена на алюминий упала до значений 2014 г. Мы говорили коллегам, предлагали всем покупать, но нам не верили, думали, что мы на них хотим заработать. Все смотрели на курс доллара, а не на курс алюминия и не покупали его.

Я честно признаюсь в том, что ситуация будет ухудшаться, поэтому надо что-то вместе думать и предпринимать, а не питать надежду.

– Если все-таки дефицит комплектующих предвидится, то поставками с каких рынков можно будет его закрывать?

– На фоне всего, что связано с логистикой и повышением цен в Китае и в связи с тем, что там дешевле делать они уже не хотят, мы ищем альтернативные рынки. Это может быть Пакистан, но там свои государственные проблемы. Индия — там мы пытались некоторые позиции сделать и привезти, но их не получилось согласовать с нашим конечным покупателем. В Индии другие шаблоны, их фурнитура отличается от нашей.

Вообще наши мебельщики-оптовики очень боятся чего-то нового, боятся меняться. Они хотят быть как все и продавать много за счет демпинга. При сильном и постоянном демпинге заработать невозможно, и это наша вторая проблема. С 2021 года мы сидим в этой черной демпинговой дыре и поглощаем сами себя — вот такая аллегория!

Наша компания мониторит рынок, и мы вышли на крупный алюминиевый завод в Рейкьявике. У них электричество добывается геотермальным образом, они не завязаны на газе. Пока не уверен, что Исландии интересно работать с нашей страной, т. к. низкомаржинальный продукт им не интересен, особенно при энергетическом кризисе. Видимо, время работать с Исландией еще не пришло, но, возможно, что до этого дойдет.


– А ждет ли нас дефицит в будущем и на какой период времени он придется?

– Дефицит ударит до весны, к началу китайского нового года. Сейчас что-то еще плывет, и дефицит пока не сильно ощущается. Но плывет уже меньше, а будет еще меньше. Вот и весь прогноз.

Спад на рынке не только связан со спросом, но и с дефицитом — мы начали друг у друга выгребать со складов. Такая перекупка может привести к тому, что к февралю мы поднимем цены, и для конечного потребителя она станет очень высокой. Следующий этап — это Китайский новый год, срыв новых поставок. А как и когда выйдут китайцы после своего Нового года — это большой вопрос.

Предполагаю, что-то будет с Китаем. Перед Новым годом мы это увидим, в Новый год мы услышим, а после — это почувствуем на себе. Вся история с коронавирусом может быть использована китайцами как инструмент в собственных интересах, когда удобно закрыть, открыть, устроить локдаун, искусственно увеличить паузу.

Поэтому я рекомендую брать и привозить как можно больше, если нет такой возможности, то консолидироваться с кем-то, пусть даже с конкурентами, и привозить понемногу, но привозить. Иначе мы не переживем этого отраслевого отрыва, который произойдет во время Китайского нового года.

– Логистика сейчас долгая. Как будет складываться в дальнейшем – сроки будут и дальше увеличиваться, будет ли какая-то стабильность или нет?

– Будет по-разному, как русская рулетка. Кому как повезет, в одном случае это может быть семь месяцев, а в другом — два. Все завит от того, кто на какой линии, на каком перевозчике поехал. Например, у нас был случай, когда контейнеры шли к нам 8 месяцев – это почти год! Это же значит, что в течение этих месяцев обратного хода контейнеров не было. Такие моменты совершенно не прогнозируемы.

Если говорить о сроках доставки с Китая, то они будут расти, сроки ожидания пустого контейнера будут увеличиваться. И это будет продолжаться дальше, даже при условии, что есть судно. Владивосток уже забит полностью, лучше не будет. Я ожидаю, что к осени 2022 года что-то изменится и то только потому, что ввозить будут гораздо-гораздо меньше, потому что упадет спрос. Но главное, чтобы возили, будет хуже, если перестанут возить.

– Насколько актуальны другие виды доставки, кроме моря?

– Другие виды доставки вообще не актуальны. На самом деле по временным рамкам выходит баш на баш.

Я считаю, что море все равно в приоритете. Если мы говорим о Китае, то автомобильные поставки вообще не рассматриваются. Поэтому все остальные виды перевозок – это иллюзия. А по цене могу сказать, что в ближайшее время это все сравняется и будет стоить примерно одинаково.

– Как выглядят в Китае ограничения на работу производств, насколько сильно это влияет на отгрузки?

– Ситуация здесь такая, что все завязано на китайском спросе больше, чем на их энергетическом или сырьевом кризисе. У них сумасшедший спрос на внутреннем и на внешнем рынках. Китайцы увеличили сроки еще до того, как у них с Австралией началась эта угольная торговая война. Сейчас сроки поставок увеличили за счет колоссального спроса, за счет того, что электроэнергии стало меньше, и она стала дороже.

Я вижу, что некоторые заводы действительно увеличили сроки вплоть до 90 дней изготовления какой-то продукции, а это втрое! У нас, во всяком случае с алюминиевым профилем, проблем нет — как было 45 дней, так и осталось. С алюминиевым профилем так происходит еще и потому, что это государственная история, а то, что государственное в Китае, оно будет работать исправно.

– Больной вопрос — ситуация с ценами. Как выстраивается ценовая политика на китайские комплектующие на российском рынке? Цены будут падать или продолжат свой рост?

Цены будут расти абсолютно точно. Здесь сложатся все факторы: дефицит сырья, предложение, уменьшение спроса. Единственный фактор, который нас сейчас радует, это курс доллара, потому что он пока падает. И, скорее всего, будет падать до весны, а весной он может скакнуть до 80 руб. и выше.

– Каким, по-вашему, будет спрос на мебель в ближайшие полгода-год? Изменится в процентном соотношении спрос в сегментах эконом, средний, средний плюс, премиум? Что будет в приоритете у потребителя — серийная или заказная мебель?

Летом 2021 года люди поехали в отпуска после пандемийной истерии. Весь мебельный рынок был в ожидании, что, как обычно, осенью будет скачок спроса на мебель, но сейчас уже начало ноября, а скачка спроса так и не случилось. Он и дальше будет уменьшаться. Это законы экономики, которые никто не отменял. Здесь не виноваты ни логистика, ни китайцы, ни сырье.

Спрос у потребителя нужно стимулировать, а это долгая маркетинговая история, и она не решается за несколько месяцев. Необходимо воспитывать в конечном потребителе желание обновить, поменять, улучшить мебель и интерьер в своем доме. Мы, мебельщики, проиграли «гонку» многим другим рынкам — автомобильному, рынку электроники. У нашего человека будет в квартире стоять старая, еще советская, кухня, и при этом он будет пользоваться новым iPhone и Macbook.

Показательный пример: в компании «Ягуар» запатентован звук закрывания двери с доводчиком. И счастливые обладатели такой машины явно гордятся тем, как закрываются двери их автомобиля. Но не менее классные доводчики у Grass и Blum, но мы не доносим до нашего клиента, как классно закрываются двери мебели с такими доводчиками, а они, в свою очередь, не хвастаются этим перед знакомыми и друзьями. А это необходимо культивировать, и делать это надо было лет 10 назад, чтобы сегодня нам легче было продавать и поддерживать производство.

Если говорить о спросе на ближайшее время, то мебель под заказ уйдет в «медиум плюс» и «премиум» сегменты. Спрос на шкафы-купе падает — в квартиры сейчас ставят обычные распашные шкафы. Однозначно, будет выигрывать серийный производитель со своей недорогой мебелью.

К сожалению, у нас сейчас большое количество оптовиков, торгующих в минус. И все потому, что они, видимо, плохо изучали экономику и привыкли работать по модели: считать прибыль с цены продажи минус цена закупки со склада, а не с цены продажи минус цена возобновления товара. А это две разные вещи, что очень важно. Отсюда идет несбалансировка на рынке, чехарда с ценами, все друг у друга начинают скупать, потому что дефицит самой продукции все равно присутствует. И мы возвращаемся опять к кривым спроса и предложения — падает предложение, и цена начинает расти. Поэтому заказная мебель, которая берет фурнитуру у дилеров, станет в процентном соотношении значительно дороже фабричной.

– Что вы меняете в своей работе согласно текущей ситуации, чтобы максимально удовлетворить потребности клиентов и по ценам, и по срокам поставок, и по запрашиваемому ассортименту?

Основная деятельность компании — внешнеэкономическая с комплексным обслуживанием клиентов. Наши клиенты — крупные фабрики и торговые фирмы. Сила нашей компании в том, что мы активно мониторим рынок Китая, мы действительно его хорошо знаем. Помимо финансовой аналитики, наши менеджеры, некоторые из которых говорят по-китайски, отслеживают поставщиков, добиваются хороших цен и должного качества продукции.

На следующей конференции «Conf-Fu», которая будет рассчитана на мелкий и средний бизнес, мы планируем продвигать поддержку малого и среднего предпринимательства. По нашему мнению, чтобы эти предприятия продавали больше, им нужен инструментарий, который мы поможем разработать.

И еще одна из идей бизнеса, которую подсказала нам сама ситуация на рынке, — дать возможность оптовикам, не только крупным, а даже тем, которые завязаны на одном хабе, каждому взять и привезти самим, чтобы они привозили, пусть понемногу, насыщали склады и зарабатывали. Я бы даже назвал это миссией компании.

Вот такой откровенный разговор получился с Викторов Орловым, который обрисовал не совсем радужную картину на российском рынке фурнитуры и комплектующих. В конце нашей беседы эксперт напомнил, что все же на ближайшие 5 лет государство обеспечило мебельный рынок работой в связи с выдачей ипотеки в бешеном количестве. Поэтому у нас с вами есть немного времени, чтобы думать, обсуждать и находить грамотные решения для развития собственного бизнеса и отрасли в целом.


Светлана Ширяева