Редакция:
г. Новосибирск

Преодоление кризиса в партнерстве с мебельщиками

Справка

Иртуганов Тимур Равильевич родился в 1968 году. Окончил Московский полиграфический институт (в настоящее время — Московский университет печати имени И. Фёдорова) по специальности «Автоматизированные системы управления». Образование в сфере маркетинга получил в Oxford Business Group в Лондоне.

С 2009 по 2018 годы занимал должность вице-президента Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России, входил в состав совета директоров ОАО «Рослеспром». Занимался организацией работы с федеральными и региональными органами исполнительной власти. С 2000 по 2016 годы работал в должности генерального директора ОАО «Центрлесэкспо».

С 2018 года — генеральный директор АМДПР


Ситуация на рынке сегодня складывается непростая и нестабильная. Ежедневно возникает масса вопросов, которые приходится оперативно решать. О том, какие проблемы самые острые сегодня в отрасли, какими возможностями поддержки предприятий мебельщики могут воспользоваться. Об этом мы поговорили с Тимуром Иртугановым, генеральным директором АМДПР.

Какие основные проблемы и вопросы производителей мебели, к решению которых подключается Ассоциация. Какие самые узкие и уязвимые места в отрасли?

В конце февраля-начале марта был у мебельщиков всплеск продаж, люди торопились монетизировать свои накопления, стремились приобрести мебель по доступным ценам.

На фоне этого мебельщики начали определять уязвимые места в поставках и моментально обратили внимание на поставки фурнитуры. Часть фурнитуры у нас европейская, а сложности с поставками начались почти сразу, и очень быстро образовался дефицит. Вскоре те же проблемы возникли с материалами и другими комплектующими из Европы.

А как складывается ситуация на плитном рынке? Многие высказывали недоумение по поводу роста цен.

Хочется отметить, что наблюдалось полное непонимание процессов, как правило, у тех компаний, которые не умеют работать системно. Так, например, приходилось достаточно много слышать и читать комментариев с ожиданием падения цен на плиты. Люди считали, что в связи с закрытием экспорта на внутреннем рынке будет избыток плиты, и цены поползут вниз.

Это говорит, в первую очередь, о незнании рынка древесных плит в России и его экспортно-импортного баланса.

Во-первых, большой объем экспорта плит в Европу — это миф. Плиты в Европу всегда шло крайне мало. Ни «Кроношпан», ни «ЭГГЕР» практически не имеют поставок в свои материнские страны. А общий объем экспорта ДCП и МДФ находится на уровне менее 20%. Во-вторых, 50% данного экспорта идет в страны СНГ, добрую половину из которых составляют Казахстан и Узбекистан. А если добавить к ним Азербайджан, то это уже две трети экспорта в СНГ.

Стоимость же плит на рынке складывается из стоимости древесного сырья и химии. Если древесина полностью российская, то химия по большей части импортная, и часть ее поставляется из Европы. Так в России в принципе не производятся изонаты, их везут из Европы, также из Европы идет карбамидо-формальдегидный концентрат. Меламина производится в России недостаточно, часть его поставляется из Китая.

К тому же российский лес на внутреннем рынке необработанной древесины за прошлый год вырос в среднем в 2 раза, а импортная химия — почти в три. Отсюда складывается рост цен. И если мы не можем повлиять на стоимость импортной химии — она определяется биржевыми торгами, то на стоимость леса и отечественной химии повлиять возможно, и Ассоциация этого добивается. Эта тема была озвучена Денису Мантурову, министру промышленности и торговли Российской Федерации. На сегодня есть договоренность с Минпромторгом, есть подтверждение от курирующего ЛПК замминистра промышленности и торговли РФ Олега Бочарова, что состоятся очные встречи с химиками, где будет им настоятельно рекомендовано соблюдать правила игры на внутреннем рынке. Будут ли введены индикативные цены или нет, мы не знаем. Скорее всего, речь пойдёт, как и на прошлой неделе с металлургами, о том, чтобы их наценка на внутреннем рынке не превышала 20%.

На текущий момент уже заморожены цены на аренду лесных участков на уровне 2021 года, хотя планировалось существенное повышение. Многие мебельщики, как правило, не придают этому значения, но это практически напрямую влияет на стоимость плиты. Ассоциация принимала непосредственное участие в этой работе.

Также будут остановлены все изменения в лесное законодательство, которые подразумевали дополнительные обременения для лесозаготовителей, в том числе финансовые, что тоже позволит удержать себестоимость.

Мы договорились с Минпромторгом о контроле в регионах за тем, чтобы не останавливались и не ограничивались сезонные перевозки древесины и продукции из нее. Тем самым мы увеличим срок заготовки сырья для плитных производств, что тоже благотворно скажется на мебели.

Государство планирует в ближайшее время выделение финансов на поддержку малого и среднего бизнеса, на развитие импортозамещения, на финансирование проектов через ФРП и т. д. На что может рассчитывать мебельная и деревообрабатывающая отрасль?

Минпромторг ещё в прошлый кризис показал умение работать оперативно и эффективно. Хочу отметить, что МСП должны поблагодарить Минпромторг: все первоочередные меры по льготному кредитованию были приняты очень быстро. Ставка составляет 8%, что очень неплохо при нынешней ставке Центробанка.

Кредитование мебельных предприятий — очень важный вопрос. МСП обеспечены кредитами. Сейчас будет решаться вопрос поддержки системообразующих предприятий. Также нам важно, чтобы как можно большее количество мебельщиков, которые не относятся ни к МСП, ни к системообразующим, а находится где-то посередине, получили кредиты под приемлемый процент. Это большое количество ответственных производств. Совместно с Минпромторгом мы сейчас ищем различные инструменты привлечения региональных бюджетов и другие варианты.

Сейчас будем рассматривать кризисную ситуацию закредитованных предприятий, в первую очередь тех, у кого валютные кредиты, или кредиты привязаны к ставке Центробанка.

Много вопросов сейчас по предприятиям, которые взяли кредиты на расширение под покупку оборудования, а будут ли доступны поставки данного оборудования, в какие сроки и по какой цене, пока непонятно.

Как мы видим, есть масса вопросов, которые Ассоциация решает, работая в тесном взаимодействии с Минпромторгом, и делает всё для того, чтобы все предложения и вопросы представителей мебельной и деревообрабатывающей отраслей были приняты к рассмотрению Минпромторгом и другими ответственными структурами.

Еще в кризис, связанный с пандемией, в 2020 году мы выносили на повестку дня вопрос, связанный со ставкой эквайринга в 1% именно по мебели. Сейчас эта история активизировалась, мы этим тоже занимаемся и надеемся, что всё получится решить.


Принимаете ли участие в решении вопросов логистики, которая тормозит поставки?

Безусловно. Был создан логистический оперштаб Минпром-Минтранс, при участии которого получалось решать по отдельным предприятиям логистические вопросы в «ручном» режиме. Это, в первую очередь, касалось химии, которую мы записали в перечень необходимых товаров.

Также мы передали в Правительство полные списки мебельной фурнитуры для решения логистических проблем. Понятно, что при всем нашем желании фурнитуру не отнесут к товарам первой необходимости, но сейчас по прошествии трех недель плотной работы мы видим, что жуткого дефицита фурнитуры в настоящий момент на рынке нет. Идут, пусть не очень стабильно, поставки из Европы, выросли объемы поставок из Турции, из Китая. Нельзя сказать, что эта проблема полностью решена, но катострофических последствий точно не будет.

Сейчас, как и в прошлый кризис, стала актуальной тема импортозамещения. В каких вопросах и проектах по импортозамещению принимаете участие? Возможно ли в России создание производства функциональной фурнитуры?

Мы думаем не только о текущем моменте, но и о будущем мебельной отрасли. Скорее всего, именно сейчас наконец-то сдвинется с мертвой точки вопрос локализации в России производства функциональной мебельной фурнитуры, а именно четырехшарнирной петли, которая у нас не производится, но имеет очень высокие объемы потребления. Мы решили с Минпромторгом, что такие проекты будут финансироваться через ФРП по ставке 3%. Это очень важная история.

На текущий момент остановлена инициатива компании «Еврохим», которая в результате антидемпингового расследования пыталась наложить антидемпинговые пошлины на китайских поставщиков меламина. При этом сам «Еврохим» обеспечивает российский рынок менее, чем на 40%. А производство МДФ и ЛДСП напрямую зависит от меламина.

Сейчас также необходимо для производства плит решить вопросы поставки бумаги-основы, которая закупалась в Европе. Рассматриваются разные варианты — от перепрофилирования наших ЦБК до возможности сохранения европейских поставок.

Надеюсь, что после вопросов с химией более оперативно запустятся новые химкомбинаты, строительство которых занимает порядка трех лет. Также мы ждем, что несмотря на все сложности, запустится в конце этого года «Метафракс» — крупнейший инвестиционный проект по производству аммиака, карбамида и меламина стоимостью 1,2 млрд евро.

Насколько повлияет приостановка деятельности поставщиков лесозаготовительной техники, деревообрабатывающего и мебельного оборудования на производственные процессы?

Это будет серьезно влиять и по лесозаготовительной технике, но и по деревообрабатывающему оборудованию. Есть сейчас опасения у предприятий: где они будут получать расходники и запчасти на европейское оборудование. Именно европейские линии стоят у производителей фанеры и плитных материалов, а также у многих производителей мебели — от крупных фабрик до небольших производств.

Сейчас мы эти вопросы решаем. Хочу отдельно поблагодарить компанию Homag. Они очень оперативно реагировали на все возникающие проблемы. Искали возможность изготовления в России, переориентировали поставки из Китая. Это пример того, как должна работать ответственная компания, которая находится на Западе, и от которой зависит огромное количество предприятий.

Если говорить об импортозамещении, то мы начали работу по снижению стоимости металлов на внутреннем рынке, чтобы могло стать рентабельным производство металлоизделий и фурнитуры, а также станков и деталей.

Пока запчасти так или иначе везут, станки работают, а мы предпринимаем все возможные меры к тому, чтобы они работали и дальше.

Многие фанерные производства имеют высокий процент экспортной продукции. Насколько полностью закрыт экспорт? Какие меры предпринимаются?

По фанере действительно две трети объема производимой в России фанеры шло на экспорт. И Европа сейчас очень сильно зависит от поставок российской фанеры. Главная проблема поставок — это трудности с логистикой. Сейчас производителям фанеры нужна помощь в поиске альтернативных экспортных рынков. 4 года назад мы практически потеряли турецкий рынок из-за введения дополнительных пошлин на экспорт фанеры из России, также из-за пошлин практически потерян огромный индийский рынок. Сейчас наконец-то появилось желание решать эти вопросы не только у производителей фанеры, но и у власти. До этого, к примеру, вопрос по индийским пошлинам на продукцию российского ЛПК не выносился на межправительственные российско-индийские комиссии, хотя мы на это неоднократно обращали внимание.

Также экспорт осложнит и отзыв сертификатов FSC. Считаем этот шаг беспрецедентным. Организация FSC доказала, что она не независимая экологическая общественная организация, а политическая и зависимая. И за все время присутствия она доказала, что единственная ее функция — рычаг давления на российских экспортеров. И они сейчас в этом откровенно признались. Да и в объеме выдаваемых сертификатов FSC российский рынок занимает 40%. Условия получения сертификата FSC для финских и российских производителей очень сильно отличаются не в нашу пользу. Совершенно очевидно, что нам нужна своя система сертификации. Будет она только российской или международной, если к ней присоединятся другие страны, покажет время. Но она будет действительной на экспортных рынках, если они ее признают. Нам нужны действительно независимые экспортные рынки. А если FSC решит возобновить работу в России, второй раунд переговоров должен быть жестким с нашей стороны.

Рассматривается ли Казахстан в качестве буферной зоны поставок?

Да, мы рассматриваем все истории. Это инициируется не только на уровне b&b, но и на уровне правительств. И это не только с Казахстаном, но и с Узбекистаном. Здесь, безусловно, надо действовать аккуратно, чтобы не подставлять своих партнеров.

Будет ли актуальна тема «Жилье с мебелью» в период роста цен на строительные и отделочные материалы и высокого процента по ипотеке? Каковы прогнозы?

Мы считаем, что в период скачков цен и неопределенности цен в перспективе все новые инициативы с дополнительным обременением могут вызывать опасения как обоснованные, так и нет. Но никуда не делась основная полагающая нашей инициативы: конечный продукт с ремонтом и мебелью стоит значительно дешевле, чем три продукта, приобретенных отдельно. Социальная значимость этой инициативы выросла несравнимо. 25 февраля проходило конструктивное совещание в Минстрое. Понятно, что мы тогда не представляли, какие экономические санкции будут введены в отношении России. Надеюсь, что конструктив не исчезнет. Сейчас этот вопрос на повестке практически во всех инстанциях. Надеемся, что все-таки нормативно в этом году вопрос будет решен.

Понятно, что дальше ситуация со спросом на мебель и на квартиры с мебелью будет меняться, это товар народного потребления, спрос на который всегда будет зависеть от покупателя. Мы не будем гадать, а будем надеяться на то, что экономический кризис закончится достаточно быстро.

Думаю, предстоящее заседание АМДПР будет нестандартным. Состоится открытая часть. Какие основные вопросы будут обсуждаться?

Да, мы делаем вторую часть открытой, предприятия могут присоединиться офлайн и участвовать непосредственно в режиме диалога с членами Ассоциации, представителями Минпромторга и «Сбера», Российского экспортного центра. Участие онлайн будет в режиме прослушивания. А также мы анонсируем совещание мебельщиков, которое хотим собрать в конце мая, когда уже можно будет подводить среднесрочные промежуточные итоги. Совещание будет крайне актуально, дату проведения уточним в течение недели. И туда мы собираем и приглашаем всех мебельщиков.


Беседовала Светлана Ширяева