Редакция:
г. Новосибирск

Компания «Алди» —бережливое производство, развитие экспорта и широкие горизонты.

Интервью с руководителем отдела продаж «Алди» Виктором Ивановым

«Алди» — российский производитель мебельной фурнитуры. Производство расположено в Смоленске. Начиная с конца 90-х, предприятие из торговой компании выросла в одного из крупнейших производителей мебельной фурнитуры. А с 2015 года компания активно занималась модернизацией производства. К 2019 году было запущено литье лицевой фурнитуры из сплава zamak, а также закуплено оборудование и освоено собственное производство прессформ.

Виктор, насколько сложно сегодня конкурировать с поставщиками лицевой фурнитуры из Китая?

А мы с Китаем в какой-то степени и не конкурируем. Если из Китая повезут ручку одного вида и большую партию, то мы можем делать небольшие партии в разных покрытиях. Оплачивать можно по факту, и нашим партнерам не приходится замораживать деньги на длительный срок. У нас нет никаких страхов и проблем в связи с тем, что наша продукция будет дороже китайской. Надо просто видеть и знать свои преимущества, а также понимать, для каких клиентов ты работаешь и здраво оценивать свои возможности и свои ресурсы.

Сейчас при сложившейся ситуации многие аналитики прогнозируют в итоге снижение стоимости доллара и укрепление рубля. Как это повлияет на вашу конкурентоспособность?

Раньше мы напрямую в ценообразовании зависели от доллара, и при снижении стоимости валюты наша фурнитура была заметно дороже китайской. Теперь мы зависим от рубля: рубль растет — цены растут. А если серьезно, то, к примеру, сталь, с которой мы начали работать недавно, три месяца подряд росла в цене, а в последний месяц заметно упала. А если значительно упадет стоимость валюты, то и цены на материалы у поставщиков однозначно упадут. А мы сможем понизить цены на свою продукцию. Мы в такой ситуации не будем стремиться заработать больше — у нас другие правила игры. Если наш партнер зарабатывает, он растет, и мы зарабатываем вместе с ним. А если зарабатываем, то развиваемся и сможем предлагать все больше интересных продуктов. Мы ценим наши отношения с партнерами.

Какими государственными программами субсидирования в рамках развития импортозамещения воспользовались?

На данном этапе мы не пользуемся государственными программами субсидирования в рамках поддержки и развития импортозамещения. Чтобы брать кредиты под 2-3%, надо понимать, для чего. Пока у нас хватает и площадей, и возможностей для самофинансирования. Мы идем своим путем и планируем развиваться в том направлении, в котором хотим. В ноябре нашей компании будет 25 лет, и мы видим, что стратегия оправдывает себя.

А какие-то другие государственные программы поддержки привлекают ваше внимание?

Мы сейчас вошли в проект «Регионального центра компетенций» по внедрению бережливого производства, чтобы снизить свои издержки, увеличить производительность и соответственно снизить себестоимость продукции. Этим вопросом мы начали заниматься с прошлого года. Мы долго выбирали, с кем и на каких условиях сотрудничать: ведь есть коммерческие организации и есть поддержка от государства. Государство бесплатно оказывает поддержку по внедрению программ бережливого производства, но дело не только в этом. Мы выбирали, где лучше. Ездили с нашими сотрудниками на «Росатом», проходили предварительное обучение перед тем, как вступить в данный проект.

А как на сегодня обстоят дела с экспортом? Реально ли наращивать долю экспорта в нынешней ситуации?

Число экспортных контрактов у нашей компании только растет. Мы пользовались и пользуемся поддержкой Российского экспортного центра, наши сотрудники проходили обучение. Экспортом и в нынешних условиях можно и нужно заниматься. Да, Европа в плане поставок пока замерла, но мы сейчас активно работаем с Казахстаном, Узбекистаном, Арменией, Азербайджаном и рядом других стран. Первую неделю с момента ограничений по движению валюты многие не понимали, как платить. Также были введены какие-то ограничения на экспорт, особенно были вопросы по металлической лицевой фурнитуре, и с этим тоже пришлось разбираться. Но система выстроилась, и мы работаем. Объемы растут. Надо признать, что сегодня от разрушения логистических цепочек страдает не только Россия, но и другие страны. В связи с этим спрос на нашу продукцию увеличился. В дальнее зарубежье мы сами не экспортируем, но с гордостью могу сказать, что наши ручки стоят на мебели в Дубае, в Индии, в Молдавии, в Приднестровье, в Германии, Италии и т. д.

Есть ли сегодня дефицит на сырье и материалы? Как справляетесь?

Что касается сырья, то дефицит на рынке присутствует, но мы его не ощущаем, так как на длительный срок всегда имеем запасы. Практически 90% — это российские материалы, но есть и европейские. У них имеются аналоги российского производства, мы их сейчас тестируем. Продукция в качестве не теряет, но некоторые процессы усложняются.

Проблема еще и в том, что российские производители используют импортное сырье. И что будет происходить в этом случае, сказать сложно. Мы с данными проблемами сталкиваемся, решаем пока успешно.

Мы расширили свой техотдел, увеличили число специалистов, которые занимаются постоянно разработкой технологий. Это связано не только со сменой материалов. С обращением клиентов и их различными запросами мы также искали новые материалы и новые технологии. Просто сейчас они делают это в большем объеме.

А насколько реально снижение себестоимости за счет развития технологий?

Таких компаний, как наша на рынке всего 4. Но сейчас появляется много молодых компаний, которые также начинают производить лицевую фурнитуру. Я к ним отношусь с большим уважением. Они заставляют нас двигаться быстрее и идти вперед. Я всегда приветствую здоровую конкуренцию, ведь именно на тех рынках, где жестче конкуренция, развитие идет куда быстрее.

Если у многих видов производств все отработано, и инвестор приобретает оборудование и готовые технологии, то у нас нет такого и близко, поэтому многое придумывать и внедрять приходится самим. И какой там еще заложен потенциал в снижении себестоимости за счет технологий, пока неизвестно. Однозначно, нам есть куда двигаться.

Да и по снижению себестоимости за счет модернизации производства — история тоже практически на много лет вперед. Мы постоянно обновляем оборудование. Только за прошлый год увеличили свой литьевой парк машин по пластику, литьевой парк машин по металлу, расширили цех металлообработки.

Вы сами изготавливаете прессформы, но сроки довольно большие. А есть ли какие-то варианты по снижению затрат по времени на изготовление прессформ, ведь длинные сроки тормозят создание новых моделей?

Вы знаете, есть. Когда мы запустили собственное производство прессформ и сделали на нем порядка 10 изделий мы для себя нашли возможность, как производить формы быстрее, но это работает только для цинк-алюминиевых сплавов, но не для пластика. Конструктив разный и формы разные. Если очень захотеть, то форму для цинк-алюминиевых ручек можно получить за 1,5 месяца, а для пластика — полгода. Цех по производству прессформ у нас уже работает с максимальной загрузкой в режиме 24/7.

Какие перспективы дальнейшего роста для себя видите?

Куда компании расти в дальнейшем, предела нет. Рынок огромный, большое количество ниш и возможностей. То, что мы сейчас делаем, это десятая часть от того, что можно делать. И есть четкое понимание, что будем делать дальше. А сейчас нам нужны стабильные ровные продажи. Когда этот рынок наполнится в определенный момент, надо будет делать что-то дальше. И с нашим продуктом горизонты очень широкие.

Но сейчас приоритетная задача — защитить и укрепить нашу компанию настолько, чтобы она могла уверенно себя чувствовать при любых условиях. А затем можно будет переходить к тем, безусловно, интересным продуктам, которые уже наиболее подвержены внешним факторам.

Есть в планах производство других изделий для мебельной отрасли ?

В ближайших планах нет, но мы смотрим, изучаем рынок, оцениваем рентабельность и собственные возможности производства тех или иных продуктов. Если появится тот продукт, который мы сможем делать хорошо, по конкурентоспособной цене, то мы, скорее всего, займемся его производством. Лить не сложно, а сделать стоящую вещь, которая будет в рынке, — задача не из простых.


Светлана Ширяева