Редакция:
г. Новосибирск

HETTICH. Время больших испытаний

Дата публикации: 19.04.2021 Количество просмотров: 428

11 февраля на заводе Hettich в Берлине случился пожар.
«Вчера вечером возник пожар на предприятии Hettich Umformtechnik GmbH & Co. KG в Берлине, в Мариенфельде. В огне никто не пострадал. Пожарная команда находится на месте со вчерашнего вечера, в ней задействовано более 150 пожарных. Около полудня пожарным удалось потушить пожар», — говорится на официальном сайте компании в сообщении от 12 февраля. Это печальное событие, безусловно, повлияло на отдельные аспекты в работе компании, в том числе и в России.
О том, что же произошло, каковы последствия, как это отразилось на объемах поставок и что ждать клиентам в ближайшем будущем, я побеседовала с Александром Терехиным, директором по продажам ООО «Хеттих РУС».


Александр Терехин, директор по продажам ООО "Хеттих РУС"

Расскажите, какие участки пострадали. Каковы последствия для работы производства?

Все три типа петли — Sensys, Intermat и SlideOn — у нас делаются в Берлине и во Флото, это в 15-ти километрах от Кирхленгерна, где расположена штаб-квартира. В Берлине работает штамповка, там стоят пресса, далее идет закалка деталей и гальваника. Завод занимает площадь около 18000 кв. м, из которых около 5000 кв. м занято гальваникой. Уже гальванизированные детали отправляются на завод во Флото, где происходит сборка петли.

В Берлине полностью сгорела гальваника и восстановлению не подлежит. Штамповка и закалка находятся в одном здании с гальваникой, но они не пострадали. Между цехами были возведены огнеупорные стены, и они выдержали. В результате для стороннего наблюдателя картина получилась довольно интересная: полностью сгоревший цех гальваники с обрушенной крышей и за стенкой практически не пострадавшее производство. Респект противопожарным мерам, которые соблюдались при строительстве производственного помещения, — огнеупорным стенам, огнеупорным дверям, которые не пропускали огонь, и т. д. Правда, штамповка тоже неделю не работала: нас сразу туда не пустили, провели проверку здания на статику, затем надо было восстановить общую инфраструктуру — сети интернет, системы пожарной безопасности.

К сожалению, в процессе тушения один из сотрудников пожарной службы получил легкие ранения. В остальном — пострадавших нет. Причина возгорания — технический дефект.

В результате этих печальных событий Hettich попал на страницы центральных изданий. Зато теперь все знают, что петлю, как и всю остальную продукцию, Hettich делает в Германии.

Да, но это несоизмеримая плата.
Каковы сроки восстановления производственных процессов по изготовлению петли?

На самом деле, это удачно, что сгорела именно гальваника, потому что этот процесс наименее специфичен для конкретного производства. Это стандартный процесс, который используют при производстве многих изделий из металла. А вот если бы, не дай бог, сгорели штампы, то на их восстановление потребовалась бы не одна неделя, а заменить было бы просто невозможно. То же самое и с линией сборки, где специально под нашу петлю изготовлены станки, — это была бы катастрофа. То, что произошло сейчас, это плохо, дорого, это проблемы и для нас, и для наших клиентов. Но очень здорово, что гальванику можно делать на стороне, что, собственно говоря, Hettich теперь и делает. На данный момент уже 75% мощностей по гальванике у нас закрыты, и в течение двух недель обещают выйти на 100%.

В течение определенного времени теперь гальваника будет на аутсорсе. Не скажется ли это на качестве?

Уверен, что никаких проблем не возникнет. Hettich подбирает серьезных партнеров, устанавливает жесткий контроль и проводит предварительное тестирование образцов в своей лаборатории.

Что было с отгрузками клиентам? Насколько серьезными были и остаются задержки по поставкам?

Естественно, у нас после всех событий по петле был стоп-лист, и мы петлю распределяли в течение месяца, начиная с 13 февраля. Если бы это не был период высокого спроса, и продажи шли в стандартном режиме, то, скорее всего, это для клиентов прошло бы практически незаметно. В обычное время все равно были бы запасы у нас, на центральном складе, на складах дочерних компаний, у клиентов и у дилеров. У нас запасов не было, мы работали с колес, поэтому все это было довольно болезненно.

Сейчас мы сократили список товаров, которые распределяем, значительная часть ассортимента находится в свободной продаже. Квоты есть, но мы смотрим по клиентам средние объемы потребления и в рамках этих объемов отгружаем, чтобы они не пытались сейчас делать страховые запасы. В течение месяца мы планируем отгрузку петли также вывести в режим отгрузки средних объемов потребления. А дальше будем говорить уже о наращивании и каких-то запасах. Производство через две недели заработает, но это не значит, что петля будет в достатке. Часть клиентов просто ждали: производили продукцию, а петли не было. И это было не только в России, но и в Германии. Самое сложное время мы уже миновали, и, насколько мне известно, ни одно предприятие из-за нас не остановилось. К нашему сожалению, сейчас колоссальный спрос не только в России, но и по всей Европе, и в Китае. В Германии до сих пор локдаун, но фабрики набрали заказы. Традиционно в Германии кухни делают 2 месяца и более, и клиенты спокойно ждут. Сейчас эти сроки увеличились, и фабрики выполняют те заказы, которые набрали. Магазины постепенно открываются для работы с клиентами по предварительной записи: можно записаться онлайн, прийти и сделать заказ.

Ситуация нестандартная везде: снижение покупательской способности и доходов населения, при этом колоссальнейший спрос на мебель, и непонятно, когда все это закончится.

Какова будет судьба производственной площадки в Берлине? Где будет строиться гальваническое производство?

Будет строиться новый завод в этом месте или в другом — пока информации нет. Раньше завод строился на окраине Берлина, а сейчас это черта города, и вокруг жилые кварталы.

Да и с точки зрения экономики: детали после обработки едут на сборку в Кирхленгерн, так что насколько рентабельно ставить завод на старом месте, нам пока не известно.

Поделитесь, а с чем тогда связаны сложности с отгрузкой системы выдвижных ящиков InnoTech, которые тоже имеют место быть?

Как говорится, проблемы не приходят в одиночку. Мы еще раз попали на страницы центральной прессы — у нас в начале марта была вспышка коронавируса на заводе в Кирхленгерне, что тоже привело к остановке производства. Несмотря на 9 млн прививок, поставленных в Германии, третья волна идет, и люди заболевают. Было выявлено порядка 50 заболевших, нужно было выявить всех контактных. Это и ударило по InnoTech. Складских запасов, понятно, не было, и это привело к напряженке в отгрузках.

Конечно, некоторые из наших клиентов подстраховывались, рассматривали другие варианты, а кто-то выкручивался и ждал. Дилеры и, соответственно, небольшие компании пострадали больше всего. И увеличение спроса на эти группы товаров, я думаю, другие поставщики почувствовали именно со стороны мелких клиентов. Не буду скрывать, в первую очередь мы поддержали фабрики, потому что фабрике перестроиться на что-то другое, тем более быстро, очень тяжело. Это вопрос и технологий, и документации, и клиентского микса, когда в комплекте в изделиях стоит фурнитура разных производителей.

Ко всему дополнительный рост спроса на нашу продукцию принесли долгие и нестабильные отгрузки из Китая. Поскольку разница в цене заметно сократилась, многие компании стали смотреть в сторону европейской фурнитуры. Но быстро нарастить объемы мы не можем: это установки линий, которые делаются под заказ, и их нельзя просто пойти и купить на свободном рынке.

Мы увеличили производство InnoTech настолько, насколько это было возможно: мы сделали 3 смены в сутки и работаем 7 дней в неделю, что абсолютно нетипично для Германии; также мы буквально в начале марта поставили еще одну дополнительную линию в отдельном помещении, где сейчас размещено производство ArciTech.

Что вы ждете от 2021 года?

Думаю, что не только мы, но и весь рынок устал от непредсказуемого колоссального спроса. Хочется, чтобы спрос выровнялся, стабилизировался, стал адекватен возможностям рынка. Жду окончания пандемии, восстановления всех процессов в обществе и в бизнесе.


Беседовала Светлана Ширяева