Редакция:
г. Новосибирск

Глобальные поставки Liga Machinery на российский рынок

Интервью с Виталием Кривошеевым, генеральным директором ООО «ЛИГА» (Liga Machinery)

Справка

«ЛИГА» — ведущий поставщик оборудования для производства корпусной мебели и дверей на российский рынок. Компания является официальным дилером производителя оборудования KDT Machinery, по продажам которого в 2018 году показала высокие темпы роста и заняла первое место по приросту продаж среди дилеров из других стран!


Виталий Кривошеев, генеральным директором ООО «ЛИГА» (Liga Machinery)

Какова у вас на сегодня ситуация с наличием оборудования и комплектующих и с поставками из Китая? Где наблюдаются узкие места?

Поставки и логистика — это на текущий момент самое узкое место. Сегодня у нас на территории Российской Федерации находятся порядка 80 40-футовых контейнеров с оборудованием. Это довольно много, особенно если учитывать, что среднее поступления в месяц у нас идет в районе 30 контейнеров, хотя максимально доходит и до 45. В один 40-футовый контейнер заходят два форматно-раскроечных центра, три сверлильно-присадочных станка, а кромочников может доходить до 6 штук, в зависимости от модели. Это действительно большое количество оборудования, плюс в контейнер догружаются, как правило, расходники, запчасти и инструмент.

Начиная примерно со второй половины февраля, стали возникать сложности на железнодорожных станциях, которые принимают эти контейнеры. У нас практически 95% товара идёт железной дорогой, а морем — только тяжелые станки весом более 10 тонн. В Московской области есть порядка 4 станций, которые принимают составы из Китая. Самая основная — это Ворсино в Калужской области. Последние 4 года это была основная станция, на которую шёл весь поток составов из Китая.

С конца января на Ворсино стали возникать проблемы: станция перестала справляться с количеством составов, которые прибывают. И уже тогда стала поступать информация о том, что составы, не доходя до станции, стали отправлять в тупик, чтобы не забивать основную железную дорогу. В определённый момент, где-то к середине февраля, ситуация стала настолько критической, что ОАО «РЖД» было принято решение вообще приостановить отгрузки из Китая. Ветка Гуанчжоу-Ворсино практически забилась составами, что было связано с большим количеством отгрузок китайской продукции. Помимо большого числа отгрузок на Россию, начиная ещё с успешного прошлого года, загруженность давали поезда, которые шли транзитом на Европу. Весь прошлый год был в дефиците контейнеров. Цены выросли в три раза, и всё равно контейнеров не хватало. Мы фактически не смотрели ни на цену, ни на то, каким путём отгружать. Поставки шли и через Новороссийск, и на Владивосток, и по железнй дороге, только бы успевать вывозить готовое оборудование. И задолго до февраля мы уже столкнулись с тем, что GPS-навигаторы в режиме реального времени на сайте стали показывать, что составы начали уходить в тупик уже не только в Московской области или ближайших областях, но и за тысячу или 2000 км, чтобы не допустить полного паралича всего пути.

Сейчас ситуация потихонечку приходит в норму: с определенной периодичностью подают составы, мы их получаем, но это происходит уже с отсрочкой. Фактически у нас сейчас просрочка по части контейнеров доходит до 30 дней. По факту по 2-3 недели контейнеры просто стоят в тупиках.

Это особенно болезненно для клиентов, у которых поставки напрямую связаны с запуском новой производственной площадки, но в то же время почти все наши клиенты относятся с пониманием к сегодняшней ситуации. Они знают, что мы их не подведём — оборудование довезём и запустим.

В марте за первые 2 неполных недели мы приняли 18 контейнеров, они поступают, и отгрузки из Китая пошли. По нашей предварительной информации, железную дорогу расчистили, чтобы дать возможность быстрой поставки новым отгрузкам. И сейчас мы предполагаем, что можем столкнуться с ситуацией, когда недавно отправленный контейнер может прийти раньше или примерно так же, как контейнер, отправленный 2 месяца назад. Сейчас дорога более-менее свободна, и составы идут побыстрее. Какого-то дефицита, связанного с тем, что перестали осуществлять доставку грузов в Россию Maersk и ещё ряд других крупных агрегаторов, мы не заметили. Глобальных проблем с контейнерами сейчас нет. И если месяц назад средняя стоимость доставки 40-футового контейнера до России была где-то в районе 15-16 тыс. долларов, то сейчас — 14-15 тыс. долларов. Разница небольшая, но, тем не менее, роста цен на логистику мы не увидели.

Как работаете с валютными операциями?

На протяжении многих лет нашим основным и единственным партнером был «Сбер». Но в конце прошлого года мы все же решили подстраховаться, так как в прошлом году у нас по «Сберу» некоторые платежи подвисали. Было принято решение провести переговоры со «Сбером» и получить разрешение на работу ещё и с другим коммерческим банком. Все согласования заняли около месяца, и в первую неделю февраля паспорта сделок уже заключили через коммерческий банк. Как только началась военная спецоперация, сразу же была поставлена задача в отдел закупок перевести долларовые контракты на юани, что мы успешно и сделали. Оплаты шли в долларах до 18 марта, когда нас официально уведомили о том, что все долларовые платежи необходимо приостановить, так как нет гарантий на получение этих денег нашими контрагентами. Мы оперативно проверили оплаты со своих счетов в юанях — они прошли без проблем.

С Турецкими поставщиками всегда работали в евро, сейчас обсуждается вопрос оплаты в лирах, либо возможно даже в рублях.

Что сейчас больше всего приобретают производители? На что идёт основной спрос?

Спрос на станки идет колоссальный. Февраль мы закончили с перевыполнением плана на 30%, могу предположить, что на сегодняшний день (21 марта) мы уже выполнили план марта. Если проанализировать все продажи, то у нас около 60% составляют клиенты, с которыми уже велись переговоры, и контракты были запланированы на первое полугодие, чтобы запустить линии к началу осеннего сезона. А 40% покупателей — это, с моей точки зрения, вложение капитала. Тот ажиотаж, когда люди массово делают покупки, чтобы не оставаться с деньгами, в какой-то степени, безусловно, коснулся и станкоторговли, ведь предыдущие 2 года для мебельной отрасли были очень успешными. Покупают и раскрой, и обрабатывающие центра, и кромкооблицовочные станки.

Ощущаете ли рост спроса в связи с санкционным давлением на поставки из Европы?

Безусловно. В первую очередь это касается продаж инструмента, где у нас еще более серьезное перевыполнение плана. Многие переживают за инструмент европейского производства. 10 марта мы сформировали поставщикам заказ по инструменту, и он практически на 80% состоял именно из инструмента под потребности европейского оборудования. Хотя раньше данные позиции занимали в заказах не более 20%.

Какие запасные части и расходники в крайнем случае сможете заместить для владельцев европейского оборудования?

У нас был опыт поставки расходников на европейское оборудование. Но мы данное направление сильно не развивали. Сейчас эту тему обсуждаем уже более детально, потому что есть расходные материалы, а есть сложные запчасти. Если мы возьмем, к примеру, кромкооблицовочный станок, то ролики прижимные, башмаки на транспортёре, тены, какие-то пневмораспределители и пневмоцилиндры мы поставить можем из Китая без проблем. Единственное, мы пока не понимаем спрос, но, я думаю, в ближайшее время, уже к выставке Umids, мы подготовим небольшой каталог по нашим возможностям и постараемся на выставке получить обратную связь от основных потребителей. На самом деле, мы уже получаем обратную связь, и сами клиенты нам говорят о том, что некоторые компании не берут заказы, потому что не могут со своей стороны гарантировать своевременную поставку.

Как и на сколько у вас изменились цены? Какова ценовая политика?

У нас все договора в валюте, и цены в валюте мы не поднимали. Они так и остались по курсу ЦБ. Поднимать цены, в принципе, нет никаких предпосылок: заводы сейчас нам цены не поднимают, стоимость услуг по логистике не растет.

За последние две недели мы даже часть оборудования реализовали по специальному курсу: решили пойти навстречу нашим клиентам и фактически продавали по тому курсу, по которому мы платили за это оборудование. Когда только начался рост курса валюты, мы успели купить достаточно приличный объём и доллара, и юаня по курсу, который был ещё меньше 90 рублей, и для многих наших постоянных клиентов для заключения контракта мы предлагали специальный курс, но при стопроцентной предоплате. В первую очередь, это касалось свободного оборудования, которое было уже в пути. И второе: это касалось заказов, которые мы разместили на заводах и уже оплатили. В данном случае мы отталкивались от реального курса оплаты за станки.

Какую ситуацию со спросом на оборудование прогнозируете на ближайшие полгода?

Прогнозировать сегодня что-либо практически невозможно, но хочу сказать, что наша компания готова, и мы продолжаем готовиться к возможному снижению спроса. Думаем, что какой-то провал будет. Мы находимся в режиме постоянного общения с мебельщиками. Но сегодня спрос очень хороший, и некоторые авторитетные мебельщики говорят о том, что этот март, с большой вероятностью, станет лучшим, рекордным месяцем по продажам за все последние десять лет. Вопрос: как с этими заработными деньгами поступят производители мебели? Мы, со своей стороны, конечно, рассчитываем, что они продолжат вкладываться в оборудование.

Если говорить о расширении границ поставок, например, в ближние страны, планы были. Но недавно вышло постановление о запрете на вывоз оборудования зарубежного производства из России до 31 декабря 2022 года, так что поставки в Узбекистан, Казахстан и Киргизию пока придется отложить.