Редакция:
г. Новосибирск

II Всероссийская конференция производителей мебели под знаком 25-летия АМДПР

Дата публикации: 26.12.2022 Количество просмотров: 118

Буквально самое начало выставки «Мебель-2022» ознаменовалось открытием II Всероссийской конференции производителей мебели, организованной Ассоциацией предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России и «Экспоцентром».

Первый заместитель генерального директора «Экспоцентра» Сергей Селиванов поздравил присутствующих с открытием 33-й международной выставки «Мебель». В числе ее участников были заявлены 667 компаний из 12 стран мира, причем компании из Турции и Китая организовали масштабную экспозицию. Российские производители были представлены традиционно широко, экспонировалось более 500 отечественных компаний. Забегая вперед скажем, что за 5 дней работы было зафиксировано 36727 посетителей из 88 регионов Российской Федерации и 60 зарубежных стран.

Одной из ключевых тем Конференции стал юбилей АМДПР — Ассоциации в этом году исполнилось 25 лет. Практически весь путь своего становления и развития наша мебельная отрасль прошла при активном участии Ассоциации.

Представители отрасли поздравили Ассоциацию предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России с этим знаменательным событием.

Генеральный директор компании «Кастамону» Али Кылыч подчеркнул, что очень здорово, что в России есть организация, которая решает проблемы в мебельной и деревообрабатывающей отраслях, и пожелал ей долголетия. Генеральный директор компании «Кроношпан» Ардашер Курбаншо отметил, что 25 лет — уже не детский возраст и выразил благодарность людям, ежедневно решающим задачи, которые перед ними ставит отрасль. Генеральный директор компании LIGA Виталий Кривошеев выказал уверенность, что количество вопросов будет со временем только расти, но это дает возможность понимать, куда движутся страна и мебельная отрасль, понимать, на что можно опереться в сложное время. Сергей Селиванов от лица «Экспоцентра» поздравил руководство Ассоциации и ее членов, пожелал успешной работы на благо отечественной мебельной индустрии и вручил президенту АМДПР Александру Шестакову памятный Диплом за вклад в развитие мебельной отрасли и активное участие в выставках «Экспоцентра». Председатель отраслевого комитета по лесопромышленному комплексу при Торгово-промышленной палате РФ Николай Макаров отметил, что Ассоциация является заметной величиной на экономической палитре России, поскольку совокупный объем продаж предприятий, входящих в АМДПР, составляет более триллиона рублей. Он передал президенту Ассоциации свидетельство о том, что АМДПР является почетным членом ТПП РФ.

Представители АМДПР поблагодарили коллег за поздравления и перешли к своеобразному отчету о том, для чего мебельной отрасли профильная Ассоциация.


АМДПР

Вице-президент АМДПР, член наблюдательного совета компании «Ангстрем» Сергей Радченко заметил, что, с его точки зрения, отраслевая ассоциация — это площадка, на которой представители отрасли могут объединиться, высказать проблемы, стоящие перед отраслью, и решать их. «Только когда мы объединяемся, — отметил спикер, — нас могут слышать, на нас обращают внимание, воспринимают как отрасль. Вот зачем нам нужна ассоциация».

Часто звучит вопрос: а что сделала Ассоциация? Нужно понимать, считает Сергей Радченко, что АМДПР — это инструмент, которым нужно уметь пользоваться. Она не действует сама по себе, но помогает решать вопросы и задачи. И чем больше участников в Ассоциации, тем сильнее она становится и тем успешнее помогает всей отрасли.

Президент АМДПР Александр Шестаков напомнил о тех задачах, которые Аассоциация за эти годы решила. Например, постепенно, шаг за шагом отменили пошлины на ввоз оборудования, сначала на одни наименования, потом — на другие. Был решен вопрос с мебельной фурнитурой и с ЛКМ. Отрасль живет уже по-другому, не переживая и не вспоминая об этих проблемах.

Ситуация на рынке меняется, возникают новые задачи. Запад закрыл границы, вся мебель, которая шла на экспорт, остается на российском рынке и подогревает конкуренцию. В то же время импорт мебели из западных стран в этом году превысил 250 миллионов евро. Чтобы решить эту ситуацию в пользу отечественных производителей, АМДПР предлагает ввести заградительные пошлины.

Или взять пласт проблем с логистикой на восточные рынки, когда вполне конкурентоспособная российская мебель не может доехать до покупателя. Отдельному производителю, особенно если это не фабричный гигант, трудно надеяться на эффективный диалог с госструктурами.

Ассоциация обращается в Министерство промышленности, а оно уже реализует системы субсидирования, системы помощи, системы взаимодействия предприятий для того, чтобы создать новые продукты на отечественном рынке. И когда АМДПР преодолевает препятствия, выигрывают и те участники рынка, которые не входят в Ассоциацию.

«Если не будет АМДПР, эти проблемы не решатся никогда, — уверен Александр Шестаков. — Чем сильнее Ассоциация, чем громче наш голос и больше шансов, что мы что-то решим. Есть люди, которые готовы в этом участвовать и вкладывать свои силы. А есть те, кто просто едут прицепом. Они есть, но это не значит, что мы не будем выполнять свою работу».

Генеральный директор АМДПР Тимур Иртуганов рассказал о том, чем Ассоциация занималась 25 лет, и какие перед ней стоят задачи сейчас. «Понятно, что есть стратегическое планирование, но мы все знаем ему цену в настоящее время, – отметил он. – Мы, безусловно, им занимаемся, но пока поговорим о краткосрочных планах».

Ассоциация — это инструмент, которым отрасль должна уметь пользоваться, и которым уже пользуется большое количество компаний, как производителей плиты и фанеры, так и производителей мебели. На данный момент в АМДПР входит 113 предприятий.

Ассоциация — постоянный член экспертных советов или рабочих советов при Совете Федерации и при Государственной Думе. Так или иначе она входит в огромное количество межведомственных или министерских рабочих групп и советов. Это общественная нагрузка, которую организация должна нести. Эта нагрузка нужна, чтобы представлять интерес для тех, с кем Ассоциация должна конструктивно взаимодействовать. Без нее не будет того экспертного сообщества, которое готовы выслушивать в министерствах, в Правительстве и других организациях.

«Мы прекрасно понимаем, — отмечает Тимур Иртуганов, — где мы сильны и какие вопросы можем решать. Начиная с фурнитуры и цен на внутреннем рынке до взаимодействия между отраслями. Это мы тоже умеем и призываем всех пользоваться этой площадкой».


113 членов ассоциации выпускают больше 93% древесных плит, больше 75% фанеры и около 40% мебели от общего объема производства. Но Ассоциация не зацикливается только на крупных предприятиях. В частности, в ноябре в АМДПР вступила консалтинговая компания «М.И.Р.», являющаяся агрегатором интересов представителей мебельной розницы.

Ассоциация также занимается нормотворческой деятельностью. Из того, что на слуху, можно упомянуть отмену ввозных пошлин на оборудование и фурнитуру, повышение пошлины на импортную мебель и древесные плиты, разработку ГОСТов, разработку технического регламента о безопасности мебельной продукции, запрет государственных и муниципальных закупок импортной мебели и прочее.

Генеральный директор АМДПР привел очень показательный пример, что получает мебельная отрасль от деятельности Ассоциации. В 2020 году при участии АМДПР были регламентированы закупки импортной мебели по 44 ФЗ и 223 ФЗ. В 2021 году, когда эти постановления уже действовали, производство мебели в целом выросло на 49%, металлическая мебель выросла на 68%, а металлическая мебель для офисов, которая идет, в первую очередь, по этим закупкам, выросла на 175%. То есть, нишу иностранных производителей успешно заняли отечественные компании. Интересно, что крупных производителей металлической мебели в Ассоциации нет, то есть, они получили выгоду «рикошетом». «Надо понимать, — грустно шутит Тимур Иртуганов, — что наша деятельность — это в том числе и про попытку согреть Вселенную».

Влияние Ассоциации на отрасль проявляется и более растянутым во времени образом. Например, при официальном сокращении количества мебельных предприятий с 47 тысяч в 2017 году до 26 тысяч в 2022 году более, чем в два раза выросло производство мебели (179 млрд рублей в 2017 году и 368 млрд рублей в 2021 году).

Ассоциация постоянно говорила, что нужен правовой и финансовый контроль. Все участники мебельного рынка, независимо от размера, должны работать в одних условиях. «Для МСП и индивидуальных предпринимателей достаточно законных преференций, которые предлагает государство. А большинство мебельных предприятий в России — это малый бизнес, — делится Тимур Иртуганов. — И упомянутый рост производства отчасти связан с легализацией существующих компаний. Они постепенно стали работать в открытую и перестали, выпуская 3000 шкафов, показывать в декларациях 30. А также вспомнили про 150 человек, которые реально работают в цеху вместо 3 официально устроенных».

Из актуальных задач спикер упомянул вопрос импортозамещения функциональной фурнитуры. За 2021 год в РФ ввезли металлической мебельной фурнитуры на 1,2 млрд долларов США (253 000 тонн). Причем, большая часть из тех стран, которые сейчас называются недружественными. Вероятно, что за 2022 год цифра по закупкам будет не меньше, но изменится вектор поставок.

Около 45% из всего ассортимента этой фурнитуры приходится на два кода ТН ВЭД: раздвижные механизмы и четырехшарнирные петли. Они дают почти половину и по стоимости, и по массе. Ассоциация думает над замещением этой фурнитуры. Основная проблема в этом — стоимость металла на внутреннем рынке.

«Нам говорят, что с металлургическими предприятиями можно всерьез разговаривать о коммерческих предложениях, о снижении цены, о стратегических планах тогда, когда речь идет о закупках от ста тысяч тонн в год, — комментирует гендиректор АМДПР. — В стране есть производители металлической фурнитуры, но это полтора десятка предприятий с годовым потреблением от 6 до 15 тысяч тонн. И они не хотят объединяться, предпочитают работать поодиночке. Инвестировать в производство и ставить производственные линии они тоже не хотят, потому что готовая китайская петля стоит столько же, сколько кусок металла того же веса на внутреннем российском рынке. Видимо, это задача для Ассоциации. Она непростая, но ее, безусловно, нужно решать».


Ситуация на рынке

Генеральный директор АМДПР представил ситуацию на рынке мебели и древесных плит в России. Росстат работает достаточно медленно, но по крайней мере по итогам 3 кварталов статистика была собрана.

Первые три месяца 2022 года были весьма позитивными и активными практически для всех отраслей лесопромышленного комплекса. Но прирост производства мебели в 19% по итогам 9 месяцев не отражает существующее сейчас положение вещей. Например, итог 8 месяцев демонстрировал прирост производства в 21%. То есть, статистику до сих пор «вытаскивают» три первых месяца.

В стоимостном выражении (в рублях) производство мебели превышает показатели 2021 года, но это объясняется повышением цен, а не увеличением продаж. В натуральном выражении (в штуках) рынок уже летом находился ниже показателей 2020 года. По итогам девяти месяцев суммарный объем производства мебели составил -1% к показателям 2021 года. Но в летние месяцы падение было гораздо более значительным.

В целом по отрасли производители ведут себя сдержанно. Если смотреть на экономическую сводку по Российской Федерации, то рост цен на мебель в общем не обгоняет рост цен на товары и услуги. Да, по большинству видов мебели цены выросли. Но исключением стала металлическая мебель для офисов, которая подешевела на 17% (сентябрь 2022 к декабрю 2021), что привело к снижению цен на всю офисную мебель на 12% и к низкому совокупному показателю роста цен.

Розничные продажи мебели снизились. Если первый квартал 2022 года показал рост 20% к первому кварталу 2021 года, то во втором квартале темпы снизились до 4%, а в третьем, вероятнее всего, будет отрицательная динамика. Но точных данных пока нет.

Одной из инициатив АМДПР, позволяющей поддержать отрасль, является меблировка квартир в новостройках. Если наложить друг на друга тепловые карты, показывающие объемы продаж нового жилья и продаж мебели, то они практически совпадут. При этом они отличаются от тех карт, где локализованы мебельные производства. Косвенно это говорит о том, что мебельная логистика внутри страны позволяет снабжать товарами регионы, не имеющие развитого производства.

Наложение карт показывает, что объемы производства мебели зависят от объемов жилищного строительства. На Первой Всероссийской конференции производителей мебели, прошедшей в мае 2022 года, основатель компании Mr. Doors Максим Валецкий по этому поводу заметил: «Мебель — не паровоз, мебель — вагон, который идет прицепом. А основным локомотивом выступает строительный рынок».


Тимур Иртуганов рассказал, что летом 2022 года в рамках взаимодействия с Минстроем и другими структурами эксперты АМДПР по просьбе Минпрома оценивали объемы затрат на меблировку квартир. По данным Дом.РФ, на стадии строительства находилось почти два миллиона квартир, которые по итогам года будут введены в эксплуатацию и проданы. Специалисты посчитали примерное количество кухонь, прихожих, спален, гостиных и ванных комнат и выяснили, что меблировка квартир по первичному рынку примет на себя около 10% от всего объема производства. Ранее эту цифру интуитивно оценивали в 30–40%. Остальное приходится на корпоративные заказы, вторичный рынок, ремонт и так далее. Хотя снижение количества продаж жилья безусловно приводит к сокращению продаж мебели.

В целом же производство мебели находится в одном из самых хороших положений среди отраслей ЛПК. Ситуация с древесными плитами и фанерой гораздо серьезнее.

Так, снижение производства ДСП началось с середины весны и не вернулось к показателям 2020–2021 годов. Проблема усугубляется падением цен на рынке и у производителей, динамика сохранялась и в октябре, на который приходятся самые свежие данные. Сократился объем экспорта, кроме того, курс рубля не способствует завоеванию новых рынков и увеличению доли на уже имеющихся.

По плитам ДВП и MDF ситуация идентичная, это касается как снижения производства, так и падения цен. Разве что здесь отрасль провалилась уже ниже 2019 года. Редким светлым моментом является то, что традиционные потребители плитных материалов — это страны СНГ. Из 7 крупнейших экспортеров для отечественных поставок остались открыты 6. Однако тут также мешают курс рубля и усложненная логистика.

Производство фанеры — это та отрасль ЛПК, которая, по словам Тимура Иртуганова, «требует не просто первоочередных, а реанимационных мер». Объемы производства много месяцев находятся на историческом минимуме. Цены на фанеру упали. Цена на сырье снизилась, но в меньшей пропорции, чем готовый продукт. Все это усложняется тем, что из 8 основных экспортеров фанеры на данный момент 6 являются недружественными, и их рынки для наших производителей закрыты.

На фоне этого экспортного коллапса довольно оптимистично выглядят данные, приведенные компанией LIGA. Ее генеральный директор продемонстрировал статистику продаж оборудования для производства корпусной мебели. «Участвуя в переговорах с производителями мебели, — заметил Виталий Кривошеев, — я часто слышу вопросы: кто покупает, в каких регионах приобретают оборудование, какое оборудование пользуется большей популярностью. Поэтому мы решили поделиться с результатами нашей работы за последний год».

По его словам, в очень успешном 2021 году компания поставила оборудование более чем на четыре миллиарда рублей, а в 2022 году ожидает превзойти показатели на 25–30%. Причем, этот рост продаж происходил не только в весенние месяцы, а постоянно. Некоторый спад отмечен в октябре, но в ноябре спрос снова пошел вверх.

В 2022 году компания LIGA продала 161 раскроечный центр с ЧПУ, 343 кромкооблицовочных станка, 358 сверлильно-присадочных центров с ЧПУ и 139 обрабатывающих центров с ЧПУ. Виталий Кривошеев отдельно отметил, что в 2022 году завод KDT вывел на рынок 5-осевые обрабатывающие центра, и несколько таких машин уже работает в России.

Продажи по регионам распределились следующим образом. На первом месте Москва и МО, куда было поставлено оборудования на 563 млн рублей, на втором месте Пензенская область с 548 млн рублей, и с большим отрывом на третьем месте Южный федеральный округ с 357 млн рублей. Это обычное географическое распределение спроса на оборудование, как минимум, за последние три года.

Виталий Кривошеев анонсировал новые проекты, которые LIGA планирует запустить в 2023 году. Во-первых, произойдет полномасштабный запуск работы по системе Trade-In, распространяющейся на станки завода KDT. «У завода каждые полгода появляются новые, более производительные станки, и многие мебельные фабрики не имеют возможности докупать оборудование, — пояснил Виталий Кривошеев. — Теперь каждый покупатель оборудования нашей компании получит возможность обменять приобретенные ранее станки KDT на новые модели».

Во-вторых, компания продолжит расширять свое присутствие в регионах. Но вместо представительств будут открываться Центры мебельных технологий. Первый откроют в Пензе в январе 2023 года. На площади 1500 кв. м. будут представлены новинки оборудования. Станки будут в доступе, чтобы клиенты компании могли тестировать их работу на своих деталях. На каждой площадке будет открыт Центр подготовки специалистов Praktika. Еще на территории будут располагаться склады инструмента, запчастей, расходных материалов и ремонтные зоны для восстановления оборудования по программе Trade-In.

Участникам конференции была предоставлена возможность обратиься с вопросами к посетившему конференцию Заместителю министра промышленности и торговли Российской Федерации Олегу Бочарову, курирующему лесопромышленный комплекс.

Президент АМДПР Александр Шестаков задал вопрос о возможности введения заградительных пошлин на импортную мебель из недружественных стран. Дело в том, что за 9 месяцев 2022 года импорт составил 257 млн долларов, а экспорт в Европу на данный момент равен нулю и внутренний мебельный рынок России перегружен. Заградительные пошлины — это способ защитить свой собственный рынок хотя бы на тот период, пока мебельщики налаживают поставки в другие страны.

Компания «Любимый дом» запросила поддержки в выходе на рынки ОАЭ и Саудовской Аравии. Особенности менталитета этих стран таковы, что мебель, чтобы ее оценили, должна быть продемонстрирована «вживую». Поэтому нужна помощь торговых представителей, которые помогли бы организовать шоурумы.

Вторая сложность заключается в стоимости логистики. Доставка контейнера из России до Стамбула выходит в 2-3 раза дороже, чем из Китая до Саудовской Аравии. Представитель компании надеется, что можно найти возможности повлиять на перевозчиков и убедить их снизить цены.

Генеральный директор консалтинговой компании «М.И.Р.» Алексей Лопухин уточнил, возможно ли внести изменения в закон о защите прав потребителей. По его словам, 60% из 80 тысяч мебельщиков, которых объединяет компания, это розничные мебельные магазины. Они часто сталкиваются с тем, что клиенты используют упомянутый закон для шантажа и манипуляций. Например, в течение нескольких месяцев не подписывают акт выполненных работ, а потом предъявляет к возмещению пени, штрафы и так далее. То есть, на данный момент закон перекошен в сторону клиента за счет интересов продавца и производителя.

Представитель компании «Омдок» поднял вопрос о цене сырья для фанерной промышленности и лесозаготовках. Он со своей стороны подтвердил данные генерального директора АМДПР о кризисном положении фанерной отрасли.


Фанерным заводам нужно сырье. Они продолжают выпускать фанеру, пусть и в меньшем объеме. Отсутствие экспорта привело к перепроизводству, падению цены на фанеру и сырье. Но стоимость сырья снизилась непропорционально. Она должна равняться примерно 1200 рублям, но на деле составляет около 3–3,5 тысяч рублей. Высокие цены усугубляются тем, что плановые вырубки для арендаторов леса перенесли на следующий год, то есть, сырья нет чисто физически. Налицо конфликт интересов между заготовителями и переработчиками. Выживают те фанерные заводы, у которых есть свои заготовки.

Представитель «Омдок» видит два пути решения проблемы с дефицитом сырья. Первый — забрать лес у арендаторов, которые не имеют заготовительных мощностей, и закрепить его за фанерными заводами. Второй — скопировать схему, работающую в Беларуси, где 100% сырья продается через электронную площадку. И на данный момент цена сырья там около 1600 рублей, т. е. в два раза ниже, чем в России.

Член наблюдательного совета компании «Ангстрем» Сергей Радченко поднял тему импортозамещения программного обеспечения для деревообрабатывающих станков. Поставщики европейского оборудования прекратили не только обслуживать и ремонтировать поставленные станки, но даже консультировать их владельцев по телефону. Если в какой-либо из отраслей, например, в станкостроении или металлообработке, есть успешный опыт разработки российского ПО для машин, то, вероятно, его можно будет распространить и на мебельную отрасль.

Олег Бочаров принял к сведению информацию, которую ему передали представители отрасли и дал соответствующие распоряжения своим помощникам.

Уже очевидно, что Конференция становится традиционным и очень значимым мероприятиям для мебельной и деревообрабатывающей отраслей. Именно здесь подбиваются и озвучиваются итоги работы отрасли, закладываются важные вопросы и задачи, которые предстоит решать в следующем году, а также выстраивается прямое общение мебельщиков с представителями властных структур.


Николай Фефер