Редакция:
г. Новосибирск

Реалии и перспективы мебельной и плитной отраслей

О ситуации на рынке мебели и древесных плит в России, о спросе и ценах рассказал генеральный директор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Тимур Иртуганов в рамках пленарной сессии Петербургского международного лесопромышленного форума.

За последние полтора года такие подотрасли лесопромышленного комплекса, как мебельная, древесноплитная и фанерная, стали лидерами по многим показателям, как минимум, потому что регулярно становились самыми обсуждаемыми темами в отраслевой прессе и не только в прессе. Причина понятна: мебель — один из самых популярных товаров народного потребления, также как и стройматериалы из древесины. Заинтересованность в них со стороны конечных потребителей показательно высокая... Дефицит материалов и расследование ФАС по древесным плитам, европейское расследование и антидемпинговая комиссия по фанере и, возможно, аналогичная потенциальная угроза, намечающаяся со стороны Северной Америки, совокупность факторов и обстоятельств 2020 года — все это, безусловно, повлияло на развитие этих отраслей. Но! Несмотря ни на что, наблюдается, в целом, позитивная динамика.

Так, например, министр промышленности и торговли Денис Мантуров в отчете за 2020-й год сообщил Владимиру Путину, что мебельная промышленность — одна из трех отраслей экономики России, которая закончила год в плюсе, что, видимо, связано с высокой востребованностью мебели у населения, увеличенными потребностями больниц, а также развитием внутреннего туризма... Но обо всем по порядку.


Мебель

Впервые в прошлом году показатели динамики прироста мебельного производства в условных единицах сравнялись с показателями финансового прироста. При этом увеличение объемов производства не повлияло на стоимость самих единиц мебели. Так, в 2020 году выпустили мебели больше на 9% в денежных единицах — до 247 778 млн руб., и на 6% в натуральном выражении — по оценочным данным, до 56,4 млн штук — и это несмотря на катастрофическое снижение производства мебели весной 2020 года. К осени ситуация выровнялась, и по году итоги оказались в плюсе. Среди факторов, обуславливающих спрос, можно выделить: смещение акцента на обустройство дома во время самоизоляции, стремление потратить сбережения в ожидании скорой инфляции; закрытые границы, обеспечившие ситуацию, когда сбережения населения остались внутри страны и потрачены были не на отпуск; льготная ипотека, а также реализация отложенного спроса в период закрытой розницы.

Однако, в первой половине 2021 года ситуация уже несколько изменилась: наблюдались высокие темпы прироста производства как в натуральном выражении (+35%, оценочно — 29 млн шт.), и еще более высокие в стоимостном (+50%, 132 434 млн руб.), в основном, за счет роста цен на комплектующие — они подорожали в пределах от 30 до 100%. К слову, с комплектующими и фурнитурой — это отдельная боль всей мебельной отрасли. Так, например, в стране отсутствует собственное производство фурнитуры, на отечественную продукцию приходится всего 5% от общего объема, потребляемого рынком!

ПРОИЗВОДСТВО МЕБЕЛИ

На фоне роста спроса в 2021 году объемы импорта мебели тоже значительно увеличились: на 32% в кг (209 тыс. тонн) и на 46% (45 690 млн руб.) в стоимостном выражении. Цена импорта в рублях выросла за 1 полугодие 2021 года на 11%. Высокая конкуренция со стороны импортных товаров является еще одной значимой проблемой мебельной отрасли.

Отрадно, что динамика экспорта все-таки опережает: абсолютные цифры пока сильно отстают и мы экспортируем практически в четыре раза меньше мебели, чем импортируем, но динамика роста экспорта весьма высока: Если растущие потребности российского рынка в мебели и экономические ограничения весны 2020 года привели к снижению объемов экспорта по итогам 2020 года на 2% в натуральном выражении (195 млн тонн), то в первом полугодии 2021 года уже наблюдается рост — +44% (106 млн тонн).

Древесные плиты и фанера

Большое влияние на выпуск древесных плит по итогам прошлого года оказал режим нерабочих дней, введённый весной. К дефициту на рынке и росту цен привели повышающиеся потребности мебельных компаний в материалах. А снизившиеся складские запасы плит, в свою очередь, не смогли обеспечить их снабжение.

ПРОИЗВОДСТВО ДРЕВЕСНЫХ ПЛИТ И ФАНЕРЫ 


Прирост выпуска в 1 половине 2021 года высокий и положительный, во многом за счет заметного снижения выпуска в соответствующем периоде 2020-го: +15% производство фанеры (2620 тыс. м3); +22% ДВП, включая МДФ, (308 млн. м2); +27% ДСП, включая OSB (5545 тыс. м3). Но по отношению к аналогичным показателям докризисного 2019 года прирост выпуска существенно ниже: по 9% — фанера и ДВП, 12% — ДСП.

Если говорить об экспорте/импорте, то здесь ситуация складывается следующим образом:

Цена импорта ДСП в 1 полугодии 2021 года выросла на 69%, цена экспорта — на 85%; цена импорта OSB в 1 полугодии 2021 года выросла на 129%, цена экспорта — на 53%.

Цена импорта ДВП в 1 полугодии 2021 года выросла на 26%, цена экспорта – на 34%.

Цена импорта фанеры в 1 полугодии 2021 года выросла на 68%, цена экспорта — на 34%.

Рост цен

Естественно, сложно обойти вниманием такую наболевшую тему, как рост цен производителей на мебель и плиты. А он в 2021-м году бьет все рекорды. В июле рост цен производителей на фанеру, древесные плиты, шпон и деревянные панели достиг уровня +162% в сравнении с августом 2020-го года, на мебель — +118%!

Одна из объективных причин такого прироста — это повышение цен на сырье и колоссальная импортозависимость. При производстве плит и фанеры — их химическая составляющая на 75% зависит от импортных поставок. А если взять отдельно производство ЛДСП, где подразумеваются поставки не только химии, но и бумаги, пленок — здесь импортозависимость еще выше.


Кроме того, еще на этапе аренды леса и лесозаготовки у российских производителей начинается конкуренция между собой — и речь не только про рост цен, но и про настоящий дефицит сырья.

Так, например, в 2021-м году российские фанерные комбинаты снова столкнулись, как это было уже 4 года назад, с дефицитом качественного фанкряжа. Тогда ситуацию удалось переломить и насытить отечественный рынок сырьем за счет введения ограничения вывоза фанкряжа за пределы таможенного союза на 6 месяцев. И вот сегодня, во-первых, количество экспорта стремительно увеличивается, во-вторых, напуганные историей 2019 года и невозможностью вывозить из России фанкряж, некоторые страны и конкретные компании, озаботились тем, чтобы прямо здесь появилось огромное количество заводов по производству шпона. И это практически неконтролируемая история — количество таких заводов достоверно неизвестно, но они есть, и они за наличные на лесосеке скупают сырье, а потом сырой березовый шпон экспортируется основным конкурентам в Китай и Европу.

Все это неизбежно ведет к росту цен. А когда этот рост касается уже конечного потребителя, государство, конечно же, не оставляет ситуацию без внимания. Рост же потребительских цен на древесные плиты существенно превысил уровень инфляции и рост цен на непродовольственные товары, рост цен на мебель не так бросается в глаза, но тоже в среднем чуть превысил рост цен на непродовольственные товары...


По поручению Правительства с марта 2021-го года Минпромторг России проводит еженедельный мониторинг розничных цен в DIY-сетях, таких как «Петрович», «Леруа Мерлен» и т. п. по 15 позициям, начиная от пиломатериалов, заканчивая видами древесных плит, фанерой и двумя позициями мебели.

Данные мониторинга показывают, что за эти месяцы отпускные цены на предприятиях выросли в диапазоне 60-80%, в сетях за этот же период цены увеличились на 160%. Так, возможно, если ФАС инициировала расследование относительно деревообрабатывающих предприятий, стоит задать вопрос и сетям?

Инвестиционный климат

Есть ли смысл ждать, что государство самостоятельно что-то предложит для улучшения и развития отрасли? Так уже действуют определенные меры поддержки — вопрос, насколько они результативно используются. Успех отрасли зависит, в целом, от эффективности работы предприятий. Особенно это видно в сравнении с российскими компаниями и иностранными. Российский бизнес на два порядка меньше тратит на НИОКР, практически не вкладывается в отраслевое образование... Хотя, к слову, на чемпионате WorldSkills участники из России заняли первое и два третьих места в номинациях «Столярное дело» и «Мебельное производство». Значит, у нас умеют люди работать! Просто следует более сплочённо и системно заниматься вопросами развития отрасли, а необходимые инструменты для этого есть, как было отмечено на форуме.


Подготовили Марина Тарасова, Ольга Рябинина
PR-агентство MediaWood