Редакция:
г. Новосибирск

Производители древесных плит просят ФАС сдержать рост цен на химические компоненты

Одной из причин серьезного роста цен на древесные плиты в 2021 году стал беспрецедентный рост стоимости химических компонентов. Наиболее резкую динамику роста стоимости показал карбамид, в течение 2021 года его стоимость увеличилась в 4 раза. Не отстает и другой важный компонент, меламин, цены на который с 2020 года выросли более чем в 2 раза.

Мы еще в прошлом году публиковали материал о росте цен на меламин и ряд других компонентов, говоря о том, что это однозначно спровоцирует дальнейший рост стоимости плиты. А в этом году АМДПР обратилась с официальным запросом в ФАС РФ, в котором просит антимонопольное ведомство разобраться в сложившейся ситуации.

Ассоциация мебельных и деревоперерабатывающих предприятий РФ 17 января 2022 года направила в ФАС официальное обращение с просьбой разобраться с продолжающимся беспрецедентным ростом цен на меламин. «Просим поспособствовать разрешению ситуации, сложившейся в текущий момент на рынке меламина в России, во избежание возникновения монополии отдельных производителей и роста цен на древесные плиты, мебель, строительные материалы и другую продукцию», — говорится в письме, подписанном президентом АМДПР, членом Комиссии по развитию лесного комплекса при Правительстве РФ Александром Шестаковым. По данным АМДПР, в течение января-сентября 2021 года на внутреннем рынке цены производителей древесно-стружечных плит выросли на 42%, древесноволокнистых плит — на 36%, фанеры — на 40%, что, в частности, способствовало росту цен на конечный продукт, мебель, в среднем на 11%.

Основополагающей причиной такого серьезного удорожания древесных плит стал рост цен на меламин и карбамид, причем как отечественного, так и зарубежного производства. Затраты на каждый из этих химических компонентов имеют даже большую долю при производстве плиты, чем древесина. Так, стоимость тонны российского меламина с января по декабрь 2021 года выросла почти в 3 раза, с $1106 до $3009; китайского — в 2,5 раза, с $1490 до $3780; европейского — в 2,27 раза, с $1537 до $3499. Не отстает и карбамид, стоимость которого за 2021 год выросла с 220 долларов до 836 долларов за тонну.

Единственный на данный момент отечественный производитель данного продукта, АО «Невинномысский Азот», входящее в группу «Еврохим», выпускает меламин низкого давления. Однако, для выпуска древесных плит, соответствующих современным мировым стандартам качества, необходим меламин высокого давления. Поэтому плитные предприятия вынуждены закупать импортное сырье, чаще всего китайского производства, что обусловлено доминирующим положением Китая на глобальном рынке меламина — на его долю приходится до 70% всего мирового потребления.

«В России не производится меламин высокого качества, — говорит Али Кюршад Кылыч, генеральный директор Kastamonu. — Именно поэтому мы покупаем в Китае меламин, который подходит нам по характеристикам и соответствует особенностям технологического процесса производства. Это позволяет нам производить продукцию, которая соответствует самым высоким мировым стандартам. Разумеется, если пошлина на китайский меламин увеличится, нам будет очень сложно удержать цены на свою продукцию даже на уровне прошлого года».

«Уже с 2021 года на рынке существует острейший дефицит меламина, из-за которого плитные предприятия в России даже были вынуждены останавливать производства. Введение пошлины только усугубит эту проблему, и мы получим сильнейший удар по своей же отрасли и по экспортным возможностям для плит и мебели», — говорит Илья Овчинников, директор по развитию бизнеса компании Kronospan.

«Рост цен на химические компоненты, в особенности на меламин и, как следствие, удорожание конечной продукции, уже стало причиной того, что производители древесных плит лишились ряда мер господдержки в 2022 году», — напомнил Илья Овчинников. В ноябре 2021 года Минпромторг принял решение приостановить в текущем году выдачу субсидий из федерального бюджета производителям фанеры, ДСП и OSB, за счет которых осуществлялась компенсация на транспортировку продукции на экспорт. «Простой пример: стоимость транспортировки плиты в Узбекистан примерно сопоставима с прямыми затратами на производство самой плиты. Отсутствие компенсации части затрат ограничит наши возможности на экспортных рынках, — убежден Илья Овчинников. — Мы понимаем, что лишились такой поддержки именно из-за роста цен на плитную продукцию более чем на 30%. Мы буквально стали заложниками поставщиков сырья, прежде всего, меламина и карбамида. При росте цен в 2,5-3 раза на химические компоненты объективно невозможно не увеличить цены на наш продукт».

«Цены на китайский меламин будут расти и дальше, а, значит, будет дорожать и плитная продукция, — уверен Тимур Иртуганов. — Причиной этого станут не только традиционные макроэкономические причины, но и лоббистские действия отечественного «меламинового монополиста». В 2021 году по инициативе АО «Невинномысский Азот» Евразийская экономическая комиссия инициировала антидемпинговое расследование в отношении китайского меламина. Его итогом стало декабрьское положительное заключение комиссии и предложенные ею меры: введение дополнительных заградительных пошлин на продукцию из Китая в размере 20%. На данный момент ввозная пошлина на меламин составляет 5%.

«Заградительная пошлина не исключит поставку меламина из КНР, зато приведет к росту себестоимости производства меламиновых пленок и ламинированных ДСП и фанеры, что снизит экспортный потенциал российских производителей и даст толчок для нового витка роста цен на плитную продукцию на внутреннем рынке, — прогнозирует Тимур Иртуганов. — Введение антидемпинговой пошлины послужит лишь укреплению монопольной позиции производителя и ни в коем случае не будет помощью российским рынкам меламина и древесных плит».

Кроме того, выводы комиссии не учитывают недостаток существующих мощностей российских предприятий по производству меламина. Так, мощности «Невинномысского Азота», составляют 50 000 тон в год. Планируя ввести заградительные пошлины, комиссия учла планы по вводу производственных мощностей ПАО «Метрафракс» с ежегодным объемом 40 000 тонн в 2022 году, а также планы по вводу в 2026 году второй очереди предприятия с таким же объемом.

Вместе с тем, если в 2022 году плитной промышленности ежегодно необходимо около 100 000 тонн данного химического компонента, то к 2026 году эта потребность увеличится вдвое — до 200 000 тонн. «Очевидно, что даже с запуском всех планируемых предприятий наша химическая промышленность не сможет произвести нужный нам объем меламина, — отмечает Илья Овчинников. — Пуск первой очереди производства ПАО «Метафракс» задерживается уже более чем на год, но даже когда все заработает, через пять лет мы все равно будем иметь дефицит меламина внутри страны в размере 70 000 тонн. При введенных заградительных пошлинах на меламин, стабильный дефицит данного химического компонента приведет к резкому росту его стоимости и, как следствие, резкому росту стоимости плитной продукции».


По информации АМДПР